Юридические 22.07.2020

Психологическая характеристика судебной деятельности

40 мин.
Содержание
  1. Общая характеристика психологической структуры судебной деятельности
  2. Степень: Врач-судебно-психиатрический эксперт
  3. Судебная психология как специфическое направление исследований
  4. Методы исследований, применяемые в судебной психологии
  5. Судебная психология в составе юридической: специфика направления
  6. Сущность отрасли, принципы применения в процессе расследования
  7. Проблематика юридической психологии: основные вопросы и требования
  8. Этапы развития судебных экспертиз с участием психолога.
  9. Основным итогом первого этапа наряду с признанием (в первую очередь со стороны практики) возможности комплексного применения психиатрических и психологических познаний в экспертизе стало выделение предметных видов КСППЭ, ассимилировавшей достижения судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертизы.
  10. Производство любой судебной экспертизы регулируется Уголовно-процессуальным и Гражданским процессуальным законодательствами.
  11. Рост количества назначаемых КСППЭ в анализируемый период времени был связан не столько с теоретическими достижениями, сколько с прагматическими соображениями:
  12. Основные усилия на этом этапе, продолжающиеся по настоящее время, сосредоточены на следующих вопросах:
  13. Психология судебного процесса
  14. 1. Общая психологическая характеристика судебного процесса
  15. 2. Особенности характеристики подсудимого
  16. 3. Особенности личности свидетеля
  17. 4. Особенности познавательной деятельности
  18. 5. Формирование убеждения и принятие решения судом
  19. Заключение

Общая характеристика психологической структуры судебной деятельности

Психологическая структура судебной деятельности включает следующие взаимосвязанные основные компоненты:

  1. конструктивную деятельность;
  2. познавательную деятельность;
  3. организационную деятельность;
  4. коммуникативную деятельность.

Для всех участников судебного процесса (суд, коллегия присяжных, адвокатура, прокуратура) выделенные составляющие являются общими, но в зависимости от выполняемых функций значимость каждой из них меняется, а их эффективность напрямую зависит от степени развитости тех или иных психических процессов, состояний, а также личностных свойств и качеств.

Конструктивная деятельность суда

Конструктивная деятельность суда заключается в принятии решения по возникшему судебному спору, вынесении правильного и справедливого вердикта коллегией присяжных заседателей и приговора судом.

Если на предварительном следствии основной является познавательная деятельность, то в суде определяющей становится конструктивная деятельность. Ведь именно суд призван решить дело по существу — это его основная и исключительная функция. Все остальные виды деятельности (познавательная, организационная и коммуникативная) подчинены этой основной задаче.

Содержание конструктивной деятельности суда составляют процесс выработки у судей и присяжных заседателей личного внутреннего убеждения о виновности или невиновности подсудимого и по другим решаемым ими вопросам, а также формирование коллективного убеждения коллегии профессиональных судей и коллегии присяжных заседателей по решаемым ими вопросам.

Термины «внутреннее убеждение» и «убеждение» означают одно и то же. Выражение «внутреннее убеждение» имеет целью подчеркнуть его самостоятельность, собственность и глубинность, ненавязанность, неповерхностный характер. Предпосылка убеждения — субъективная уверенность. По И. Канту, уверенность — это «…признание истинности из недостаточных оснований, относительно которых неизвестно, являются ли они только субъективными или также и объективными…»

При достаточности оснований в отношении объекта познания уверенность переходит в новое качество — убежденность: «…чтобы перейти от простой уверенности к убеждению, мы должны… сначала обдумать… и затем исследовать, т.е. проверить, являются ли основания достаточными».

Таким образом, субъективная уверенность может превратиться в подлинную внутреннюю убежденность только при появлении достаточных оснований в отношении объекта познания. В суде объектом познания является рассматриваемое деяние, содержащее признаки определенного преступления.

В психологическом аспекте личное внутреннее убеждение судьи и присяжного заседателя характеризуется также отсутствием сомнений в правильности и справедливости принимаемого решения, что способствует формированию у них нравственно-психологической готовности вынести такое решение. Разрешая дело на основании внутреннего убеждения, судья и присяжный заседатель руководствуются указаниями не только закона, но и совести.

По оценке А.Ф. Кони, «судья, решая дело… должен говорить: я не могу иначе, не могу потому что логика вещей и внутреннее чувство, и житейская правда, и смысл закона твердо и неумолимо подсказывают мне мое решение, и против всякого другого говорит моя совесть как судьи и человека. Постановляя свой приговор, судья может ошибаться; но, если он хочет быть действительно судьею, а не представителем произвола в ту или другую строну, он должен основывать свое решение на том, что в данное время ему представляется логически неизбежным и нравственно-обязательным».

Личное внутреннее убеждение профессиональных судей и присяжных заседателей по решаемым ими вопросам, осознание ими логической неизбежности и нравственной обязательности определенного решения формируются постепенно с учетом результатов познавательной деятельности на следующих этапах:

  1. предварительное изучение председательствующим судьей материалов уголовного дела с целью решения вопроса о предании обвиняемого суду;
  2. планирование судебного разбирательства и выдвижение судебных версий;
  3. проверка материалов предварительного следствия в судебном разбирательстве;
  4. судебные прения и сопоставление своих оценок с оценками обвинения и защиты;
  5. окончательное формирование личного внутреннего убеждения председательствующего судьи и присяжных заседателей, осуществляемое в совещательной комнате.

По делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей и коллегии профессиональных судей, на формирование личного внутреннего убеждения присяжных заседателей и профессиональных судей, а также коллективного убеждения коллегии по решаемым вопросам оказывает влияние процесс коллективного обсуждения этих вопросов в совещательной комнате.

По своей социально-психологической сущности обсуждение коллегией присяжных заседателей и коллегией профессиональных судей решаемых ими вопросов — это способ выработки коллективного решения путем групповой дискуссии, представляющий собой обсуждение какого-либо вопроса, в ходе которого происходит сопоставление информации, идей, мнений, точек зрений, предложений ее участников.

Групповая дискуссия позволяет принять качественное коллективное решение на основе глубокой и точной оценки ситуации с учетом различных точек зрения, обусловленных разнообразным жизненным опытом ее участников. Благотворное влияние групповой дискуссии на выработку качественного группового решения отмечал еще средневековый арабский философ Аль-Фараби: «Ведь достоверно известно, что нет более веских, полезных и сильных доводов, чем свидетельство различных знаний об одной и той же вещи и объединение многих мнений в одном, ибо интеллект у всех служит для доказательства…

Когда же различные умы сойдутся после размышления, самопроверки, споров, прений, дебатов, рассмотрения с противоположных сторон, то тогда не будет ничего вернее того убеждения, к которому они придут, доказав его и единодушно согласившись с ним».

Познавательная деятельность суда

Познавательная деятельность суда направлена на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Особенность познавательной деятельности суда заключается прежде всего в том, что материалы предварительного следствия уже дают ему готовую модель события, подлежащего исследованию, что существенно облегчает суду познание фактов и обстоятельств дела.

Однако проверенные следователем версии, содержащиеся в обвинительном заключении и других материалах уголовного дела, а также выводы всегда должны восприниматься судом только как вероятностные, предположительные знания. В ходе судебного разбирательства эти вероятностные, предположительные знания должны быть преобразованы в достоверные знания путем выявления оснований их истинности.

Процессу преобразования вероятностных знаний в достоверные неизбежно сопутствуют сомнения, которые стимулируют тщательную проверку собранных доказательств и поиск новых. Это способствует в конечном счете отысканию истины, формированию у суда и присяжных заседателей правильного внутреннего убеждения о виновности или невиновности подсудимого и других обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

Преобразование вероятностных знаний в достоверные как способ устранения возникающих в процессе познания сомнений и выявления оснований истинности или ошибочности вероятностных знаний происходит в процессе доказывания на этапах судебного следствия и прений сторон путем выдвижения и проверки различных версий об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Прежде всего проверяются версии обвинения и защиты, которые лежат в основе позиции государственного обвинителя и защитника.

Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновности лица в совершении преступления, формы его вины, мотивов и других обстоятельств, подлежащих доказыванию, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Собирание доказательств осуществляется судом и другими субъектами доказывания путем совершения предусмотренных УПК РФ действий, направленных на обнаружение, истребование, получение и закрепление в установленном законом порядке доказательств.

Проверка доказательств производится судом и другими субъектами доказывания путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст. 87 УПК РФ). Краткость времени восприятия информации в суде приводит к необходимости особой дисциплины мыслительной деятельности при собирании, проверке и оценке доказательств.

Оценка доказательств познавательная, логическая деятельность суда и других субъектов доказывания, содержанием которой является определенный вывод, суждение об относимости, допустимости, достоверности, значении (силе) каждого доказательства и достаточности их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания и разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК РФ).

Психологическим критерием достаточности совокупности доказательств для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания и разрешения уголовного дела, является внутренняя убежденность судьи, присяжного заседателя в том, что совокупность всех исследованных в суде доказательств позволяет сделать однозначный, несомненный вывод о доказанности обстоятельств, входящих в предмет доказывания и разрешения уголовного дела.

Нели же сомнения в доказанности какого-либо обстоятельства остаются, его нельзя считать доказанным. Особенно строгие требования уголовно-процессуальный закон предъявляет к доказанности виновности подсудимого. В соответствии со сформулированным в ст. 14 УПК РФ принципом презумпции невиновности все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном данным Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (ч. 3, 4 ст. 14 УПК РФ), т.е. на непроверенных, вероятностных знаниях, а также на доказательствах, достоверность которых сомнительна.

Российские и зарубежные процессуалисты неизменно придерживаются положения, согласно которому убеждение судьи, присяжного заседателя о доказанности вины обвиняемого должно быть однозначным, свободным от «разумных, практических сомнений», «не омраченным» такими сомнениями.

Для создания в уголовном судопроизводстве благоприятных процессуальных и социально-психологических условий, для честной борьбы с возникшими в процессе доказывания в суде сомнениями, формирования у судей и присяжных заседателей правильного внутреннего убеждения но вопросам, относящимся к их компетенции, особенно важное значение имеют следующие уголовно-процессуальные нормы:

1) принцип свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ), который состоит в том, что судья, присяжные заседатели а также прокурор и другие субъекты оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основываясь на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью: никакие доказательства не имеют заранее установленной силы;

2) торжественная процедура принятия присяжными заседателями присяги следующего содержания: «Приступая к исполнению ответственных обязанностей присяжного заседателя, торжественно клянусь исполнять их честно и беспристрастно, принимать во внимание все рассмотренные в суде доказательства, как уличающие подсудимого, так и оправдывающие его, разрешать уголовное дело по своему внутреннему- убеждению и совести, не оправдывая виновного и не осуждая невиновного, как подобает свободному гражданину и справедливому человеку’» (ч. 1 ст. 332 УПК РФ);

3) нормы УПК РФ, направленные на приведение уголовно-процессуальною законодательства в соответствие с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), освобождение суда от несвойственной ему функции обвинения, возложение всей ответственности за доказанность обвинения на поддерживающего государственное обвинение прокурора.

К этим нормам относятся прежде всего:

  1. положение ч. 2 ст. 14 УПК РФ о том, что бремя доказывания вины подсудимого и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого и обвиняемого, лежит на стороне обвинения, т.е. на предусмотренных гл. 6 УПК РФ участниках уголовного судопроизводства со стороны обвинения (прокуроре, следователе, начальнике следственного отдела, дознавателе, потерпевшем, частном обвинителе, гражданском истце, представителе и законном представителе потерпевшего, гражданском истце и его представителе, частном обвинителе);
  2. положения ст. 15 УПК РФ, в соответствии с которыми:
    • уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон,
    • функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо,
    • суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Его задача создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав,
    • стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

В соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон по УПК РФ инициатива и активная роль в собирании и исследовании доказательств и обстоятельств дела с позиций обвинения и защиты принадлежит сторонам. В ходе судебного следствия председательствующий вправе задавать подсудимому, потерпевшему и свидетелю вопросы только после того, как они будут допрошены сторонами.

Возможность активного участия суда в процессе доказывания в УПК РФ существенным образом ограничена и тем, что в нем отсутствует предусматривавшееся в ч. 1 ст. 20 УПК РСФСР положение, которое обязывало не только прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, но и суд принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявления как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого, а также смягчающих и отягчающих его ответственность обстоятельств.

В ст. 29 УПК РФ, закрепляющей полномочия суда, ничего не говорится о полномочиях суда активно участвовать в процессе доказывания. В ней речь идет лишь о полномочиях суда, связанных с разрешением уголовного дела, и о решениях, которые принимает только суд как орган, осуществляющий судебную власть.

Следует отметить, что указанные нормы УПК РФ, направленные на приведение уголовно-процессуального законодательства в соответствие с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон, являются не самоцелью, а средством установления истины об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, формирования у судей и присяжных заседателей правильного внутреннего убеждения об обстоятельствах дела с учетом позиции не только обвинения, но и защиты.

О важном значении для правосудия освещения обстоятельств дела с позиций обвинения и защиты очень хорошо сказал известный адвокат В.Л. Россельс: «Судья с помощью прокурора и защитника воспринимает обстоятельства дела, подобно человеку, смотрящему в стереоскоп обоими глазами, из которых каждый видит предмет со своей «позиции», вследствие чего предмет этот виден не только в плоскостном изображении, но и как бы рельефно, пространственно и в глубину».

Реализация в уголовном судопроизводстве конституционного принципа состязательности и равноправия сторон способствует формированию благоприятных процессуальных и социально-психологических условий для осуществления не только познавательной, конструктивной, но и организационной, коммуникативной деятельности суда.

Организационная деятельность суда

Организационная деятельность суда заключается в управлении председательствующим судьей в рамках своих полномочий ходом судебного процесса в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (УПК РФ). В организационной деятельности судьи присутствуют черты, которые отличают ее от руководящей деятельности в общепринятом смысле: участники процесса не находятся у судьи в подчинении, его руководство ограничено рамками процессуального регулирования и, как правило, имеет публичный характер.

7.2.1. Коммуникативная деятельность суда

Коммуникативная деятельность суда состоит в построении правильных взаимоотношений с участниками судебного разбирательства, аудиторией в рамках требований уголовно-процессуального закона. Эта деятельность суда отличается многообразием взаимоотношений, возникающих в ходе судебного разбирательства, целями которых являются установление доверительного контакта с субъектами судебного разбирательства; преодоление в них чувства скованности; выявление причин расхождения в оценке события теми или иными лицами и т.д.

Выделяют следующие виды взаимоотношений, возникающих в суде:

  1. взаимоотношения по вертикали: взаимоотношения судей и присяжных заседателей с участниками судебного разбирательства (государственным обвинителем, защитником, подсудимым, потерпевшими, свидетелями и другими участниками судебного разбирательства), а также отношения суда с присутствующими в зале судебного заседания гражданами, не являющимися участниками судебного разбирательства;
  2. взаимоотношения по горизонтали: взаимоотношения между председательствующим судьей и присяжными заседателями, взаимоотношения между членами коллегии присяжных заседателей, взаимоотношения между членами коллегии профессиональных судей;
  3. взаимоотношения между подсудимыми (если их несколько) и их защитниками.

Поскольку суд призван координировать действия сторон, уравновешивать их усилия, оказывать сторонам содействие в сборе необходимых доказательств, предоставлять сторонам равные доказательственные возможности, профессиональным участникам судопроизводства требуется значительная осведомленность о психологии профессионального общения, чтобы не допустить сползания процессуального состязания на уровень хаотичного препирательства сторон.

Степень: Врач-судебно-психиатрический эксперт

    Какие именно предметы сдают будущие врачи судебно-психиатрической экспертизы, нужно узнавать на кафедре выбранного учебного заведения.

    Психологическая характеристика судебной деятельности
    Психическое здоровье человека – это та сфера, в которой крайне сложно ориентироваться. Если многие недуги физического тела говорят о себе определенными симптомами, о заболеваниях психики близкие пациента могут лишь догадываться годами. При этом некоторые недуги являются потенциально опасными для окружающих, так как больной способен причинить вред из-за наличия патологии. И наоборот, иногда злоумышленники специально пытаются скрыть свой преступный умысел, демонстрируя признаки психического отклонения.

    Специальность 31.08.24 «Судебно-психиатрическая экспертиза» может по праву считаться одной из сложнейших, но неизменно популярных. Она оперирует понятиями, которые позволяют искать ответы на актуальные вопросы: здоров ли человек, способен ли он нести ответственность за свои деяния?

    Это очень серьезная работа, ведь специалисту приходится отвечать по уголовным статьям, если его заключение будет признано заведомо ложным. Так что выбирать такую стезю следует не только при наличии глубоких знаний и практических умений: деятельность предполагает высокую моральность и гуманистический подход.

    Судебная психология как специфическое направление исследований

    Судебная психология — одна из составляющих юридической психологии. Она является прикладной наукой, развивающейся в практической и научной сфере. Психологи, занимающиеся изучением отрасли, рассматривают закономерности психики человека в области права. Основная задача экспертов — разрабатывать рекомендации, способствующие повышению эффективности системы.

    Разработка происходит на базе анализа юридического процесса, рассмотрения взаимосвязи правовых норм и структуры личности. Отрасль призвана решать проблемы согласования права и человека, устранять возникающие конфликты, регулировать процедуру расследования дела.

    Методы исследований, применяемые в судебной психологии

    В работе судебный эксперт используются следующие методы:

    Фото 1674

    1. Беседа (интервью). Проводится с подозреваемым для установления предварительного контакта. Особенность метода — использование коротких однозначных вопросов, которые могут побудить преступника сознаться.
    2. Скрытое наблюдение. Используется для сбора объективных данных. Полученные результаты наблюдений используют для составления дальнейшей программы действий, получения дополнительных сведений о подозреваемом.
    3. Судебный эксперимент. Метод, позволяющий выявить психологическую реакцию преступника. Проводится для подтверждения или опровержения показаний, получения воспроизведения картины преступления.
    4. Массовое анкетирование. Проводится с группой людей. Цель анкетирования — изучить общественное мнение. Результаты используются при составлении профиля, во время заседаний.
    5. Когнитивный опрос. Проводиться со свидетелями и жертвами преступлений. В ходе опроса они могут вспомнить упущенные детали, помогающие в расследовании дела.
    6. Психологический портрет. На основе анализа особенностей совершенных преступлений криминалист составляет психологический портрет преступника — профиль. Следователи используют профиль в поисковых работах.

    Отрасль в равной степени использует психологические и юридические приемы, работая над правовыми аспектами дела с помощью знаний о психике.

    Судебная психология в составе юридической: специфика направления

    В судебную психологию входят отдельные направления, работающие со всеми составляющими криминалистики. Эксперты в этой отрасли занимаются разработкой психологических основ:

    Фото 1675

    1. Правоохранительной деятельности — проведение экспертизы, следственной работы, профилактики правонарушений.
    2. Ресоциализации правонарушителей — проведение адаптационных мероприятий с заключенными после освобождения, разработка исправительно-трудовых методов.
    3. Правопослушного поведения — повышение осведомленности людей в сфере правосознания, норм морали, социальных стереотипов.
    4. Преступного поведения — изучение особенностей развития преступников, стереотипов поведения, структуры личности потерпевших, вариантов развития преступной группы, криминогенных ситуаций.
    5. Психологии несовершеннолетних — изучение особенностей психики подростков, находящихся в криминогенной ситуации, проведение просветительско-профилактических мероприятий.

    Судебная психология необходима для учета психологических аспектов личности в процессе правовой деятельности, повышения объективности участников правового регулирования.

    Сущность отрасли, принципы применения в процессе расследования

    Основная функция юридического психолога — работа с психологическим состоянием человека: подозреваемого, жертвы, свидетеля. Но в процессе дела судебного психолога привлекают для следующих целей:

    Фото 1658

    • создания прогнозов поведения преступника;
    • оценки психических реакций;
    • поиска вариантов адаптации жертв;
    • проведения клинических исследований;
    • оценки психиатрического лечения.

    Юридический психолог должен не только использовать утвержденные методики, но и проверять, внедрять в работу новые. Также в область задач входит уточнение действующих представлений о психике человека в юридическом процессе. Результаты исследований, полученные во время судебной практики, могут противоречить данным, полученным ранее. Поэтому юридический психолог должен быть в первую очередь исследователем, нацеленным на получение правильного результата, а не подтверждение принятой версии.

    Большую часть рабочего времени эксперта занимает работа с теоретической базой, но в случае свидетельской идентификации требуется проведение практических экспериментов.

    Судебному психологу необходимо постоянно повышать квалификацию, чтобы обладать достаточным уровнем компетентности для проведения клинических исследований. Ведение дел, получение нового опыта, наличие актуальной теоретической базы помогают специалисту быть важной частью юридического процесса и способствовать соблюдению правого кодекса.

    Проблематика юридической психологии: основные вопросы и требования

    К проблемам юридических психологов относятся:

    Фото 1685

    1. Диагностические вопросы. Призваны определить органические психопатологии, симуляцию, психоз, состояние аффекта.
    2. Вопросы экспертных заключений. Они сопровождают спорные правовые вопросы, связанные с психологическими расстройствами, соблюдением интереса ребенка при разводе.
    3. Вопросы, относящиеся к решениям по делу. Относятся к преступникам, направленным судом на принудительное психологическое освидетельствование. Психолог должен прогнозировать результаты, факторы риска, вероятность рецидива социопатического поведения.

    Чтобы работать с подобными запросами, юридический психолог должен навыком работы в команде. Поскольку результаты психологической экспертизы используются всеми участниками судебного процесса, психолог обязан предоставлять данные в доступной форме, понятной людям без специального образования. Для составления заключения психологу необходимо изучать судебную историю — показания свидетелей, полицейские отчеты, клинические записи. Поэтому еще один важный навык — работа с большими объемами информации в сжатые сроки.

    Также важно донести до понимания адвоката, что психологическая оценка объективна, и нужна для вынесения справедливого приговора. Эксперт не имеет права использовать результаты в пользу подсудимого, вмешиваться в судебный процесс.

    Этапы развития судебных экспертиз с участием психолога.

    Судебные экспертизы с применением психологических знаний имеют еще короткую историю – около 35 лет. Первоначально проблема необходимости использования психологических познаний в форме судебной экспертизы была сформулирована не психологами, а юристами – еще в 50 – 60-е гг. (Г.М. Миньковский, 1959; Л.И. Рогачевский, 1964; А.Р. Ратинов, 1967, А.С. Экмекчи, 1968, и др.), и возникла она под влиянием прежде всего запросов судебной практики.

    исследование психики с участием психолога

    В конце 60-х гг. в секторе психологических исследований НИИ Прокуратуры СССР благодаря усилиям А.Р. Ратинова, и главным образом М.М. Коченова с сотрудниками, были начаты работы по исследованию возможности производства судебно-психологической экспертизы (СПЭ) в уголовном процессе (М.М.Коченов, 1971; 1974).

    Основным итогом первого этапа наряду с признанием (в первую очередь со стороны практики) возможности комплексного применения психиатрических и психологических познаний в экспертизе стало выделение предметных видов КСППЭ, ассимилировавшей достижения судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертизы.

    психологическое исследование с участием психолога

    Характерно, что в “орбиту” КСППЭ были втянуты те виды судебно-психологической экспертизы, которые имели очевидные аналоги в судебно-психиатрической экспертизе. В отношении свидетелей и потерпевших их объединяла одинаковая формулировка так называемого юридического критерия экспертных оценок, тогда как по наличию или отсутствию “медицинского” критерия можно было различать компетенцию психолога и психиатра (Ю.Л. Метелица, 1990).

    психологическая экспертиза

    В отношении несовершеннолетних обвиняемых общей точкой соприкосновения была диагностика “умственной отсталости”, с одновременной дифференциацией природы отставания в психическом развитии – связанной или не связанной с психическим расстройством.

    Производство любой судебной экспертизы регулируется Уголовно-процессуальным и Гражданским процессуальным законодательствами.

    Но российские процессуальные кодексы не содержали понятия комплексных экспертиз. В общей теории экспертиз (Ю.Г. Корухов, 1985; А.Р.Шляхов, 1985; И.А. Кудрявцев, 1988), в Постановлении N 1 Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г., в Инструкции (Министерства юстиции, Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел и Министерства здравоохранения СССР) об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР от 1986 г. в качестве основного признака комплексной экспертизы рассматривалась необходимость формулировать общий вывод при одновременном участии экспертов различной специальности, обладающих отличными друг от друга специальными познаниями.

    Рост количества назначаемых КСППЭ в анализируемый период времени был связан не столько с теоретическими достижениями, сколько с прагматическими соображениями:

    1) вместо последовательного проведения двух экспертиз однократное проведение КСППЭ существенно повышало рентабельность и экономичность производства экспертизы и сокращало сроки следствия;

    2) практически не существовало государственных бюджетных судебно-психологических экспертных учреждений;

    3) КСППЭ, в отличие от однородной судебно-психологической экспертизы, позволяла обследовать подэкспертного в стационарных условиях, что повышало надежность экспертных психологических выводов.

    Введение нового УК РФ с 1 января 1997 г., а вслед за этим принятие новых Гражданского, Семейного кодексов, уголовного и гражданского процессуальных законодательств, а также принятие Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ” дали толчок третьему этапу развития СПЭ и КСППЭ.

    Основные усилия на этом этапе, продолжающиеся по настоящее время, сосредоточены на следующих вопросах:

    – возникла необходимость видоизменения некоторых традиционных видов экспертизы (аффекта, индивидуально-психологических особенностей обвиняемых и др.) в связи с новой редакцией уголовного законодательства и изменившимися правовыми последствиями этих видов экспертизы;

    – потребовалась разработка новых видов экспертиз в связи с введением в отечественное законодательство таких уголовно-правовых норм, как ограниченная вменяемость, возрастная невменяемость, психическое состояние матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка и др.;

    – изменение социально-экономических условий и гражданского законодательства обусловило появление новых видов СПЭ и КСППЭ в гражданском процессе, требующих научно-практической разработки (способность к совершению сделки, защита интересов ребенка при раздельном проживании родителей, компенсация морального вреда и т.п.).

    Психология судебного процесса

    1. Общая психологическая характеристика судебного процесса

    Судебное разбирательство как стадия уголовного процесса следует за предварительным следствием2. В ходе судебного разбирательства суд должен проанализировать версию предварительного следствия, а также возможные взаимосвязи событий и обстоятельств дела. Суд может выдвинуть и собственную версию по любому уголовному делу.

    Основной задачей суда является вынесение справедливого приговора по делу на основании всестороннего исследования доказательств и в соответствии с действующим законодательством. Судебный процесс оказывает воспитательное воздействие на всех участников процесса, а также на более или менее значительные группы населения, находящиеся как в зале суда, так и за его пределами.

    Между общественным мнением и деятельностью суда имеется обратная связь. Общественное мнение может оказывать определенное воздействие на весь ход ведения судебного разбирательства и вынесение приговора. Естественно, если мнение общества формировалось под влиянием ложной, эмоционально насыщенной информации, то судебные ошибки могут быть весьма вероятны. По общему правилу, никто не может и не должен утверждать через средства массовой информации о виновности того или иного лица прежде, чем его виновность будет доказана в судебном порядке.

    Деятельность суда строится на принципах гласности, устности, непосредственности, непрерывности процесса при состязательности сторон.

    Правосудие, которое в большей степени, чем многие другие виды деятельности, выступает как сфера общения между людьми, связано с целым рядом социально-психологических явлений, например эффективностью деятельности социальных групп, особенностями оценочных суждений в группе, восприятием и пониманием людьми друг друга, внушением, авторитетностью, социально-психологической ролью личности и т. д. При этом в сфере судопроизводства закономерности социальной психологии могут служить и улучшению, и ухудшению результатов деятельности. Коллегиальное начало при осуществлении правосудия отвечает закономерностям социальной психологии.

    Согласно этим закономерностям, решению сложных задач (а к таковым относится большинство уголовных дел) благоприятствует взаимодействие группы лиц при принятии решения. В ходе совместной деятельности смягчаются крайние показатели психических процессов всех членов группы, повышается эффективность мышления, уменьшается действие тех субъективных факторов, которые могут привести к ошибочному результату. Коллективная оценка доказательств является максимально объективной (особенно в суде присяжных).

    В судебной практике довольно редко встречаются случаи разногласия в судейской коллегии. Вынесение приговора по единогласному мнению состава суда можно рассматривать как дополнительную гарантию законности и обоснованности приговора, так как внутреннее убеждение всех членов судейской коллегии совпадает, что делает его несомненным. Однако подобное единогласие нередко имеет место и при вынесении приговора, отмененного впоследствии вышестоящим судом, что может свидетельствовать о давлении неправильного мнения большинства в судейской коллегии на формирование у каждого члена суда собственного убеждения.

    Существует ряд субъективных и объективных условий, которые могут способствовать преодолению конформизма в судейской коллегии. Прежде всего, члены суда должны постоянно помнить о тех опасностях, которые подстерегают их при формировании коллективного мнения при разрешении уголовных дел. Они должны подвергать внутреннему контролю свои выводы по делу, чтобы лишний раз проверить, не формируют ли они их под влиянием большинства.

    Существуют возможности преодоления этого психологического фактора. Состав суда действует при такой внутренней обстановке, которая может усиливать проявления конформизма.

    В силу этих обстоятельств мнение члена суда, оставшегося в меньшинстве, чаще подвергается деформации под влиянием авторитетного для него мнения председательствующего в совокупности с давлением «коллектива».

    Статья 301 УПК РФ, согласно которой председательствующий судья подает свой голос в процессе совещания судей последним, имеет своей целью ограничивать возможность влияния мнения председательствующего на мнение других членов суда.

    В реконструктивной деятельности судьи важны следующие моменты: предварительное изучение и оценка всех обстоятельств дела и квалификации преступления, сопоставление полученной в ходе судебного процесса информации с материалами предварительного следствия и нормами закона, окончательный синтез всей информации при вынесении приговора.

    Наличие уже восстановленной модели события в материалах предварительного следствия существенно облегчает познание всех фактов, их всестороннее исследование. Однако эта модель всегда должна восприниматься судом только как вероятная истина, которая обязательно подлежит проверке и исследованию в каждом ее отдельном элементе.

    Именно на основе анализа всей совокупности собранных по делу доказательств, главным критерием которого является истина, строится обвинительная речь или речь защиты, выносится приговор по делу. Вместе с тем доказательства в подавляющем большинстве носят личностный характер (показания потерпевшего, свидетеля, подсудимого, других участников уголовного процесса), поэтому деятельность судьи, прокурора, адвоката в судебном заседании невозможно oграничить формально-логической группировкой и оценкой полученных данных и результатов, она перемещается в область этических взаимоотношений, а именно установления доверительного контакта с субъектами судебного разбирательства, преодоления в них чувства скованности, неуверенности, выявления причин расхождения в оценке события теми или иными лицами и многих других вопросов, касающихся моральной стороны рассматриваемого преступления.

    2. Особенности характеристики подсудимого

    А. Ф. Кони утверждал: «Из всех обстоятельств дела самое важное, без сомнения, — личность подсудимого, с его добрыми и дурными свойствами, с его бедствиями, нравственными страданиями, испытаниями»3. Поэтому определение этих свойств является для каждого судебного деятеля — будь то судья, прокурор или адвокат — первейшей обязанностью.

    Подсудимый никогда не находится в спокойном состоянии. «Естественное волнение после долгих, тяжелых недель и месяцев ожидания, иногда в полном одиночестве тюремного заключения, страх перед приговором, стыд за себя или близких и раздражающее чувство выставленное “напоказ” перед холодно-любопытными взорами публики, — все это действует подавляющим или болезненно-возбуждающим образом на сидящего на скамье подсудимых. Начальственный, отрывистый тон может еще больше запугать или взволновать его.

    Спокойное к нему отношение, внимание к его объяснениям, полное отсутствие иронии или насмешки… входят в нравственную обязанность судьи…» — писал А. Ф. Кони4. В полной мере это относится и к обязанностям прокурорского работника.

    Характеристика подсудимого должна быть обстоятельной, объективной и соответствовать тем этическим требованиям, на которые указывалось ранее.

    Недопустимо употребление относительно подсудимого тех эпитетов, которые могут иметь место при характеристике его личности и действий в частном разговоре. С особым тактом защитник должен говорить о тех событиях, которые носят интимный характер.

    Один из самых сложных с этической точки зрения элементов обвинительной речи прокурора — характеристика подсудимого. Она необходима прежде всего потому, что выводы обвинителя относительно наказания, которое, по его мнению, следует применить к подсудимому, в значительной мере определяются именно личностью виновного (ст. 37 УК). Без освещения данных о личности подсудимого невозможно вскрыть причины совершения преступления, способствовавшие ему обстоятельства.

    Однако, говоря о подсудимом, прокурор не может забывать, что имеет дело с человеком, вина которого еще не установлена, в отношении которого действует презумпция невиновности.

    Характеристика должна быть основана на имеющихся в деле данных, являться выводом из этих данных. В ней не может быть места голословным утверждениям, субъективному мнению о подсудимом. Совершенно недопустимы необъективность, игнорирование положительных качеств человека. Характеристика должна ограничиваться свойствами подсудимого, проявившимися в преступлении или обусловившими его и имеющими значение для разрешения дела.

    Самое важное — показать, явилось ли преступление закономерным результатом поведения подсудимого, проявлением его личных качеств или это случайный эпизод, противоречащий всей его жизни. Но копаться в биографии подсудимого, собирать порочащие его данные, которые не имеют отношения к делу, недопустимо и безнравственно.

    Если при производстве обыска и выемки (ст. 182 УПК РФ) следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены обстоятельства интимной жизни лица, у которого производился обыск (в том числе, разумеется, и обвиняемого), то тем более это требование относится к прокурору, выступающему с судебной трибуны.

    С особой осторожностью прокурор должен использовать в речи данные о поведении подсудимого на предварительном следствии и в суде. Подсудимый имеет право защищаться от предъявленного обвинения всеми допускаемыми законом средствами, может признавать или не признавать себя виновным. Чистосердечное раскаяние служит по закону обстоятельством, смягчающим ответственность.

    Но отсюда не следует, что отрицание вины, оспаривание обвинения может рассматриваться как обстоятельство, отягчающее ответственность: в исчерпывающем перечне обстоятельств, установленном законом (ст. 63 УК), его нет. Другое дело, если подсудимый фальсифицирует доказательства, пытается воздействовать на свидетелей, обвинить в преступлении невиновного. Это действия противозаконные, они характеризуют подсудимого, об этом можно и нужно сказать в речи.

    При характеристике подсудимого от прокурора требуется сдержанность, умеренность в выражениях. Сила обвинителя — в доводах, а не в эпитетах, писал А. Ф. Кони. Обвиняя подсудимого в преступлении, давая порой самую острую оценку его поведению, прокурор тем не менее не может опускаться до грубости и оскорблений. Ни при каких обстоятельствах нельзя допускать по отношению к подсудимому издевательского тона. Подобные приемы несовместимы с отправлением правосудия — ответственной государственной деятельностью, в процессе которой решаются судьбы людей.

    Нередко прокурор пользуется оружием иронии — действенным средством разоблачения лжи, обмана, надуманных утверждений. Но это требует умения, осторожности, такта. И если обвинитель еще не выработал в себе этих качеств, лучше обойтись без иронических замечаний, которые легко могут перейти в пошлость, зубоскальство, совершенно неуместные в столь серьезном деле.

    Обвиняя подсудимого в преступлении, писал А. Ф. Кони, прокурор должен выступать со спокойным достоинством исполняемого грустного долга, его речь должна быть проникнута печатью трезвой, зрелой мысли. Если наказание преступника не имеет целью унизить человеческое достоинство (на это прямо указано в ст. 20 УК), то тем более недопустимо унижение подсудимого, который еще не признан преступником, а возможно, и не будет им признан.

    3. Особенности личности свидетеля

    Особо следует подчеркнуть необходимость уважительного отношения прокурора и адвоката к свидетелям, которые, не будучи, как правило, лично заинтересованы в деле выполняют свой важный и далеко не всегда легкий гражданский долг. Недопустимы придирчивость к свидетелю, преждевременное оглашение оценки правдивости и достоверности его показаний, грубость, запугивание, угроза привлечения к уголовной ответственности, если свидетель не дает ожидаемых от него показаний, отказывается от показаний, данных им на предварительном следствии, и т. п.

    Уважительное отношение к свидетелю должно сочетаться с критическим отношением к его показаниям. Однако их несоответствие желаемому прокурором или защитником, ставящее под угрозу заранее выношенный план речи на суде, не должно отражаться на отношении к свидетелю.

    Совершенно недопустимы грубый гон, язвительные усмешки, оскорбительные выпады. Вместе с тем нравственная оценка даваемых свидетелем показаний и сами взаимоотношения со свидетелем должны строиться с учетом характера ошибок и неточностей в показаниях: забывчивость, добросовестное заблуждение или преднамеренное лжесвидетельствование.

    Необходимо отметить, что в конце ХIХ в. некоторые зарубежные ученые-юристы на основании ряда проведенных экспериментальных опытов доказывали несовершенство и ненадежность свидетельских показаний, данных на предварительном следствии, усиленно стараясь «объективизировать» уголовный процесс.

    Остановимся на некоторых важных признаках, характеризующих личность свидетеля и определяющих специфику отношения к нему со стороны следователя, прокурора, адвоката.

    Во-первых, темперамент свидетеля. В частности, давая показания на суде, сангвиник обычно сильно волнуется, в описываемых им картинах преобладают личные переживания, граничащие с преувеличениями и искажениями фактов. Поэтому при допросе свидетеля данного темперамента необходимо быть наиболее терпимым, не выражать мимикой и эмоциями свое согласие или неодобрение, поскольку такие люди склонны к приспособленчеству и могут резко менять данные ранее показания, подстраиваясь под желаемое.

    Меланхолики обычно драматизируют события, но так как в силу своего характера стремятся проникнуть в глубь явления, необходимо чутко реагировать на поведение свидетеля, помня, что большинство меланхоликов — эгоцентрики; поэтому контакт с таким свидетелем возможно установить лишь через интерес к его собственной личности.

    Холерик невнимателен, взгляд его поверхностен; он эмоционально взрывоопасен, что требует особой осторожности в его допросе с целью предупреждения конфликтов в зале суда.

    Флегматик — наиболее обстоятельный свидетель, но обычно стремится избежать встреч с властями, неохотно выполняет свой свидетельский долг.

    Во-вторых, пол свидетеля. У мужчин более развиты обоняние, слух, зрение; у женщин — вкус, вазомоторная возбудимость. Мужчинам время кажется длиннее на 35%, а женщинам — на 111%5.

    В-третьих, возраст свидетеля. Дети ближайшие факты помнят сильнее отдаленных; наоборот, память стариков сохраняет воспоминания отдаленных лет и юности отчетливо и слабеет относительно ближайших событий. Особой деликатности требует допрос свидетелей-детей относительно преступлений, совершенных на сексуальной почве, событий, касающихся взаимоотношений родителей и близких родственников.

    В-четвертых, поведение свидетеля. Замешательство не всегда означает желание скрыть истину, улыбка или смех при даче показаний не служат признаком легкомысленного отношения к выполнению свидетельских обязанностей. Он может страдать навязчивыми состояниями без навязчивых идей. Свидетель может быть глуп по природе, но глупость необходимо отличать от своеобразности, которая тоже может отразиться на показаниях.

    В-пятых, некоторые физические недостатки, делая показания свидетелей односторонними, в то же время увеличивают достоверность в другом отношении. Например, у слепых чрезвычайно тонко развит слух. Безнравственно акцентирование внимания на недостатках свидетеля: такой свидетель, призываемый для оказания помощи правосудию, достоин уважения, а не неприкрытого сострадания.

    Потерпевшие от преступления иногда склонны неумышленно преувеличивать обстоятельства или действия, которыми нарушены их права. Это касается применения сильных выражений в описании впечатлений и ощущений, гиперболизировании размеров, быстроты и силы.

    Следовательно, явно выраженное недоверие или подозрение в неискренности унижает достоинство этих людей, и без того пострадавших от преступления. Необходимо крайне осторожно относиться к показаниям детей: впечатлительность и живость воображения при отсутствии должной критики по отношению к себе и окружающей обстановке делают многих из них жертвами самовнушения.

    Наиболее часто встречающийся вид лжесвидетельствования — это навязанная ложь, источником формирования которой является иное лицо. В подобной ситуации лучшим средством оценки достоверности показания является перекрестный допрос, так как, выполняя добросовестно данное поручение, такой свидетель теряется при непредусмотренных заранее вопросах, путается и раскрывает игру.

    Допрос свидетеля — очень важное и ответственное процессуальное действие, и поверхностное отношение к нему, особенно со стороны защиты, может нанести вред установлению истины или интересам участников уголовного процесса.

    Поскольку главным этическим правилом защитника на судебном процессе, подобно врачу в операционной, является принцип «не навреди», необходимо остановиться на некоторых рекомендациях, основанных на практике известных русских юристов конца XIX — начала XX в. Многие из них полезны и для прокурорских работников в настоящее время.

    Уважая присутствующих в зале, не следует спрашивать свидетелей об обстоятельствах безразличных, бесспорно установленных и очевидных. Во-первых, это экономит время, а во-вторых, служит повышению авторитета правосудия. Каждый задаваемый вопрос должен иметь вполне определенную цель, образно говоря, вопрос следует задавать, только заранее зная на него ответ. Наконец, еще одно важное положение: умение вовремя остановиться.

    4. Особенности познавательной деятельности

    Объем информации, которую использует суд, в подавляющем большинстве случаев существенно меньше общего объема информации, собранной в уголовном деле. Объясняется это тем, что процесс удостоверительной деятельности на предварительном следствии включает и факты, в отношении которых позднее будет установлена их неотносимость к рассматриваемому событию. Такое предварительное определение относительности доказательств помогает суду концентрировать свое внимание на более узкой группе обстоятельств и фактов.

    Особенность деятельности суда заключается в том, что процесс опосредствованного познания фактов здесь занимает большее место, чем в деятельности следователя. Это определяется еще большим удалением суда по времени от совершения преступления, особыми процессуальными условиями его деятельности, восприятием многих фактов через восприятие следователя.

    Это приводит к необходимости еще раз на предварительном следствии принимать меры к тому, чтобы полнее закрепить воспринятое и тем самым существенно облегчить познание фактов судом, построение мысленных моделей исследуемого события.

    Имеется существенная разница и во временных отрезках поступления информации к следователю и к суду. На предварительном следствии информация в полном объеме поступает на протяжении более значительного периода времени. За это время следователь успевает ее полностью воспринять, переработать, отбросить не имеющее отношение к данному делу и т. д.

    В суде же весь процесс поступления информации предельно сконцентрирован. Вся информация о событии преступления, о личности обвиняемого поступает в период судебного рассмотрения. Краткость времени восприятия информации в суде приводит к необходимости особой дисциплины мыслительной деятельности.

    Так, суд сам определяет порядок восприятия информации (последовательность допроса свидетелей и обвиняемых), скорость ее поступления (через определенные периоды объявляется перерыв, с тем чтобы информация не воспринималась в состоянии крайнего утомления, когда полнота восприятия существенно снижается).

    Сложность познавательной деятельности в суде обусловливается и тем обстоятельством, что в одно и то же время необходимо воспринимать факты и источники фактов, сопоставлять факты с общей мысленной моделью, внутренне подготавливать себя к предстоящей конструктивной деятельности — вынесению приговора, решения. Эта мыслительная деятельность постоянно усложняется необходимостью принятия частных решений по той или иной совокупности фактов. Так, суду необходимо принимать решения по поводу заявленных ходатайств о вызове дополнительных свидетелей, истребовании документов и т. п.

    Наличие исходной модели события в материалах дела создает возможность осуществления познавательной деятельности суда по четкому, заранее определенному плану. Путем изучения уже собранных данных вновь планируется порядок анализа и синтеза отдельных элементов фактов, выдвигаются и разрабатываются возможные версии, другие возможные модели того же события, действия. Обязательно построение версий о личности подсудимых, об их участии в событии, о причинах определенного поведения, об условиях поведения, действий и т. д.

    Состояние готовности предполагает предельную концентрацию мыслительных процессов судей на обстоятельствах, фактах данного дела. Эти условия могут быть созданы только в результате уже проведенной работы по изучению материалов дела, выдвижению версий, составлению плана исследования фактов в судебном заседании.

    5. Формирование убеждения и принятие решения судом

    Формирование судейского убеждения — не просто результат воздействия на сознание судей определенной совокупности доказательств, установленной и проверенной в ходе судебного разбирательства. Оно всегда складывается на основе рационального познания причинно-следственных и иных связей между фактами объективной действительности, ценностного к ним подхода, их соотношения с запретами уголовного права, чувственного переживания полученных по уголовному делу результатов, сделанных из них правовых выводов.

    Осознание судьей своей роли в осуществлении правосудия способствует появлению критического отношения к выводам органов предварительного расследования. Такое отношение способствует критическому взгляду на результаты предварительного расследования, помогает вскрыть допущенные при расследовании ошибки или нарушения закона.

    Анализ данных анкетирования приводит к выводу, что на формирование судейского убеждения также влияют социально-психологические (поведение подсудимого в суде и т. д.) и внесудебные факторы (требование общественных организаций, оценка средств массовой информации). По анкетным данным, 57,6% судей считают, что их убеждение формируют следующие факторы: предварительное изучение материалов уголовного дела, доказанность (недоказанность) обвинения в ходе судебного следствия, а также прошлая преступная деятельность подсудимого; 19,8% опрошенных добавили к этому еще социально-психологические факторы.

    В философской литературе процесс формирования убеждения передается формулой «познано — понято — пережито — принято за истину». Например, В. Ф. Бохан переносит эту формулу на формирование судейского убеждения с некоторыми дополнениями, а именно: «познано — понято — пережито — принято за истину — подготовлено решение». Составные части этой формулы он рассматривает как элементы судейского убеждения. Н. Л. Гранат и Ю. Н. Погибко полагают, что приведенная выше формула должна иметь выражение «познал — определил ценность — принял как истину — принял решение».

    В гносеологическом аспекте процесс формирования судейского убеждения развертывается в системе «незнание — знание»: от вероятностного знания — к знанию истинному и достоверному, полученному в результате исследований совокупности доказательств.

    Так, решая вопрос о предании обвиняемого суду, судья предполагает два окончательных вывода по делу: обвинительный тезис, сформулированный в обвинительном заключении, может подтвердиться или не подтвердиться в судебном разбирательстве. Оба мнения как вероятностные предположения результата доказывания представляются для судьи равнозначащими. В ходе доказывания одно из них перерастает в достоверный, истинный вывод, исключающий любое иное решение по уголовному делу.

    В психологическом аспекте существенным для процесса формирования судейского убеждения является перерастание сомнения (как следствия вероятностного знания) в убежденность судьи, характеризующую достоверность полученных знаний и готовность действовать в соответствии с ними.

    Сказанное позволяет наметить следующие этапы формирования убеждения: а) предварительное изучение материалов уголовного дела с целью решения вопроса о предании обвиняемого суду: б) планирование судебного разбирательства и выдвижение судебных версий; в) проверка материалов предварительного следствия в судебном разбирательстве; г) судебные прения и сопоставление своих оценок с оценками обвинения и защиты и, наконец, д) окончательное формирование убеждения судьи в совещательной комнате при выработке коллективного убеждения. Два первых этапа характеризует убеждение в гносеологическом аспекте как вероятностное знание, а в психологическом — наличие сомнений.

    В ходе судебного следствия судья, изучая доказательства, направляет свою деятельность на устранение возникших сомнений, подтверждает вероятные предположения или приходит к выводу, что они были необоснованными. На двух последних этапах происходит окончательное формирование судейского убеждения.

    Безусловно, это деление имеет схематический характер. Но сейчас важно подчеркнуть, что процесс формирования убеждения не только основывается на исследовании собранных доказательств, но и является выражением личностной позиции судьи, его этических взглядов, профессионального правосознания, требований закона8.

    Как организатор процесса судья должен обладать высоким уровнем организованности, целеустремленностью, настойчивостью, собранностью и другими волевыми качествами. Кроме того, председательствующему в процессе необходимо иметь незаурядные организаторские способности, которые реализуются в сложных условиях состязания между сторонами уголовного процесса.

    Качество рассмотрения уголовных дел имеет прямую связь с культурой ведения судебного процесса, которая предполагает наличие благоприятных внешних условий: достаточное количество благоустроенных, должным образом оформленных и спланированных помещений суда, наличие современной оргтехники, опытный секретариат и др. Культура судебного процесса в первую очередь связана с общей и специальной подготовкой самих судей, а также государственного обвинителя, защитника и других его участников.

    Допрос подсудимых в суде происходит в следующем порядке: председательствующий предлагает подсудимому дать показания по поводу предъявленного обвинения и известных ему обстоятельств дела. Суд выслушивает показания (свободный рассказ) подсудимого, не перебивая его. При согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения.

    Председательствующий отклоняет наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу. Суд задаст вопросы подсудимому после его допроса сторонами (ст. 275 УПК РФ).

    Такой же в общих чертах является процедура допроса в суде потерпевших и свидетелей. Перед допросом эти лица предупреждаются об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и им разъясняется обязанность рассказать правдиво все известное по делу (ст. 277 и 278 УПК РФ). До начала допроса председательствующий выясняет отношения свидетелей с подсудимыми и потерпевшими (ст. 278 УПК РФ). По общему правилу потерпевшие допрашиваются раньше свидетелей.

    В отличие от предварительного следствия, суд не имеет возможности сопоставлять полученные показания с доказательствами, которые еще не известны допрашиваемому. В особенности это касается подсудимого, который имел право и возможности до суда ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. Для лучшей организации получения показаний на суде используются различные приемы. К ним относятся: правила формулировки вопросов, определения последовательности ведения допросов в суде, приемы перекрестного допроса и некоторые другие.

    К внешним условиям следует отнести общественное мнение, которое создается до слушания дела и известно судьям. В некоторых случаях это может вредно влиять на судей, на осуществляемый ими процесс дознания. Именно поэтому следует исключительно осторожно относиться к формированию общественного мнения до рассмотрения дела в суде, так как часто это способно принести вред интересам правосудия.

    Общественное мнение может оказывать сильное воздействие на весь ход ведения судебного процесса и на вынесение приговора. В ситуациях, когда общественное мнение формировалось под влиянием ложной или искаженной информации, когда оно к тому же имеет яркую эмоциональную окраску, его воздействие может привести к серьезным судебным ошибкам. Пресса в погоне за сенсацией часто способствует формированию неправильного общественного мнения но целому ряду уголовных процессов.

    По общему правилу никто не может и не должен через средства массовой информации утверждать, что то или иное лицо виновно, и тем более требовать для него сурового наказания, прежде чем виновность этого лица не будет доказана в судебном порядке.

    Использование общественного мнения может быть эффективным средством воспитательного воздействия на обвиняемого. Сила общественного мнения проявляется в том, что личность постоянно ощущает на себе совокупность моральных и правовых требований, выработанных обществом, под воздействием которых у человека вырабатываются потребности их соблюдения, мотивы поведенческой деятельности.

    Воспитательное воздействие суда заложено уже в специфической форме его деятельности: полном, объективном рассмотрении в судебном заседании всех обстоятельств дела.

    Эффективность воспитательного воздействия суда заключается в предельной конкретности, наглядности при восприятии фактов всеми присутствующими независимо от того, положительные или отрицательные эмоции возбуждает каждый отдельно взятый факт.

    Огромное воспитательное воздействие имеет и оглашение приговора. Для этого необходимо, чтобы приговор был справедливым, отвечал требованиям закона о соразмерности наказания тяжести совершенного преступления и личности подсудимого, а также был предельно четким, ясным, конкретным и доходчивым для всех присутствующих в зале судебного заседания.

    Воспитательное воздействие суда может продолжаться и после вынесения приговора. Этот эффект имеет место в тех случаях, когда после определения меры наказания, не связанной с лишением свободы, возникает необходимость оказать помощь осужденному в организации процесса самовоспитания, в контроле за процессом перевоспитания со стороны коллектива трудящихся, отдельных граждан, самого суда.

    Воспитательная деятельность суда получает значительное развитие на стадии исполнения приговора. Здесь сужается направленность воспитательной деятельности, и она существенно меняет свои формы, а следовательно, и методы воспитательного воздействия. Воспитательное воздействие и стадии исполнения приговора, конечно, не может осуществляться теми методами, какими его проводят на подсудимого в присутствии всех находящихся в зале. Здесь уже значительное развитие получает метод индивидуальной беседы, педагогического эксперимента и т. д.

    При условно-досрочном освобождении осужденного воспитательная функция опять может переходить к суду, а вместе с ней и обязанность контроля за жизнью лица, когорте до этого перевоспитывалось в исправительно-трудовом учреждении, оказания помощи, необходимой для направления его в новую жизнь: в новые условия, в новый коллектив и т. д.

    Как известно, органы дознания, следователь, прокурор и суд при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела обязаны выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и принимать меры к их устранению.

    Важное значение для воспитательного воздействия на обвиняемого имеет и соблюдение нравственных начат предварительного расследования. На этическое значение и нравственную сторону отправления правосудия неоднократно указывали видные русские юристы. Так, например, А. Ф. Кони писал: «Можно также настойчиво желать, чтобы в выполнение формы и обрядов, которыми сопровождается отправление правосудия, вносился вкус, чувство меры и такт, ибо суд есть не только судилище, но и школа».

    В целях эффективного влияния на подсудимого суд может использован, различные средства. К числу таких средств (помимо собранных по делу доказательств) можно отнести:

    – использование положительных черт личности подсудимого;

    – использование отдельных фактов из жизни подсудимого, имевших для него важное значение;

    – опровержение расчета подсудимого на безнаказанность;

    – опровержение ошибочных представлений подсудимого о причинах, приведших его к уголовной ответственности;

    – привлечение к рассмотрению дела лиц, являющихся авторитетом для подсудимого и способных оказать на него положительное влияние (родственников, знакомых, руководителей предприятий, учреждений, где учился или работал подсудимый, тренеров или руководителей коллективов художественной самодеятельности и т. п.);

    – убеждение подсудимого в том, что чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении на основании закона будет учтено судом как смягчающее вину обстоятельство;

    – использование общественного мнения.

    Каждый судья является воспитателем значительного количества людей. Опытного судью отличает высокая степень ответственности за свою деятельность и принятые решения, принципиальность. Судья постоянно находится в центре внимания всех участников судебного процесса. Вес его замечания и даже жесты подвергаются постоянному контролю и оценке присутствующих, поэтому опытного судью отличает беспристрастность и выдержка.

    Хороший судья в совершенстве обладает такими качествами, как чуткость, эмоциональная устойчивость, общительность, вежливость, умение слушать человека, обеспечивающими ему возможность общения и получения информации от всех лиц в процессе судебного заседания.

    Социально-психологическое значение правосудия тесно связано в сознании большинства граждан с понятием социальная справедливость. В огромном большинстве случаев люди ожидают в результате судебных решений и приговоров торжества справедливости при разрешении разнообразных социальных конфликтов.

    Заключение

    Судебное разбирательство — стадия уголовного процесса, в ходе которой суд, проанализировав версию предварительного следствия, все возможные взаимосвязи событий и обстоятельства дела, всесторонне и полно изучив доказательства, представленные по делу, выносит приговор, т.е. окончательное решение по делу. Именно суд призван решить дело по существу — это его основная и исключительная функция.

    Судебное исследование обстоятельств дела является самостоятельным элементом осуществления правосудия, проводится с полным соблюдением принципов гласности, устности, непосредственности судебного разбирательства.

    Судебная деятельность развивается в определенной, строго регламентируемой процессуальным законом последовательности, которая создает соответствующие Стадии развития общей судебной деятельности, что призвано обеспечить наиболее целесообразные условия исследования доказательств, способствовать установлению истины и осуществлению правосудия.

    Наличие стадий, четкое различие задач, условий деятельности на каждой стадии — все это создает наиболее оптимальные психологические предпосылки для правильного и полного осуществления правосудия. На каждой из стадий суд не только решает самостоятельные задачи; деятельность суда проходит в различных внешних условиях, по-разному складываются психические отношения, различно осуществляются компоненты общей психологической подготовки.

    Психология рассмотрения уголовного дела в суде исследует закономерности, связанные с психической деятельностью всех лиц, участвующих в рассмотрении дела, а также изучает воспитательное воздействие судебного процесса и приговора на подсудимого и других лиц, роль общественного мнения как фактора, влияющего на судебный процесс.

    Судья должен обладать определенными психическими качествами, такими как эмоциональная устойчивость и способность к конструктивной деятельности в экстремальных условиях уголовного процесса. Ведь не секрет, что именно в судебном заседании проявляются агрессивность, злоба и ненависть заинтересованных сторон.

    Судья в такой ситуации должен проявлять выдержку, а также способность в необходимый момент воспользоваться своими властными полномочиями, которыми его наделило государство. Состояние готовности предполагает предельную концентрацию мыслительных процессов судей на всех обстоятельствах данного уголовного дела.

    Источники

    • https://isfic.info/aminov/yurpsi22.htm
    • https://edunews.ru/entrants/okso/medical/sudebno-psihiatricheskaya-ekspertiza.html
    • https://mystroimmir.ru/psihologiya/sudebnaya.html
    • https://www.psy-expert.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B7%D1%8B-%D1%81-%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B5%D0%BC-%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE/
    • https://other.refmag.ru/done/1/k/psikhologiya-sudebnogo-processa.htm
    [свернуть]
    Оцените статью
    Понравилась статья?
    Комментарии (0)
    Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

    Комментарии закрыты.