и
Медецина 02.08.2020

Как стать психотерапевтом

19 мин.

Что делают терапевты?

Термин «терапевт» часто используется в общих чертах для описания ряда медицинских работников, которые предоставляют психиатрические услуги клиентам. Например, клинический психолог и лицензированный профессиональный консультант могут работать с различными проблемами психического здоровья в различных условиях.

Одним из основных отличий терапевтов является то, что психолог имеет степень доктора философии. в то время как консультант обычно имеет степень магистра.

Некоторые карьерные возможности могут также привести вас к определенной специальности. Терапевт токсикомании работает с людьми, имеющими дело со склонностью, в то время как терапевт брака и семьи сосредотачивается на вопросах отношений Аналогично, лицензированный школьный психолог работает с детьми в школьной системе.

Лицензированный социальный работник часто работает в более широком сообществе, хотя это также может иметь специализацию. Вы можете сосредоточиться на семьях, школах, здравоохранении, токсикомании, исправительных учреждениях или общине в целом.

Еще один вариант карьеры – учиться на степень реабилитационного терапевта. На этом пути вы можете выполнять одновременно работу с психическим здоровьем и физическим здоровьем. В первую очередь это касается работы с людьми с ограниченными возможностями или травмами, чтобы помочь им извлечь максимальную пользу из своей жизни.

Это некоторые из наиболее распространенных примеров, и есть дополнительные виды практики, которые вы можете использовать. Если у вас есть особый интерес, обсудите это с консультантом, и они могут указать все ваши варианты.

История

Активное развитие психотерапии началось с середины XIX века. Один из наиболее известных представителей профессии – Зигмунд Фрейд. Именно его постулатами (хотя некоторые из них подвергаются сомнению современными экспертами) до сих пор пользуются врачи всего мира.

Фрейд утверждал, что знание анатомии и физиологических процессов, происходящих в организме больного, не дает понимания психических аспектов личности, а только мешает истинному познанию душевных проблем. Большое внимание он уделял сексуальной подоплеке психосоматических проблем своих пациентов.

Название научному направлению дал в 1872 году английский ученый Дэниэл Хак Тьюк, выпустивший книгу, одна из глав которой называлась «Психотерапия» и была посвящена попыткам воздействия на организм пациента посредством внушения со стороны доктора.

Примерно в это же время начала развиваться гипнотерапия. Британский исследователь Брэд сумел ввести своего товарища в некое подобие транса, не используя никаких препаратов. Методику он изложил в книге «Неврогипнология». Похожие опыты продолжил французский врач Льебо, описав их в пособии «Сон и подобные ему состояния». Первая попытка применения гипноза, ставшего впоследствии одним из основных методов психотерапии, в лечении душевнобольных была сделана его соотечественником Дюмоном.

В России зарождение науки происходило в начале XX века, при этом наблюдался то спад интереса к ней, то бурное развитие учения. Лишь в середине 1980-х гг. произошла стремительная популяризация психотерапии, ознаменовавшаяся появлением консультативной помощи пациентам.

Описание и характеристика профессии

Профессия психотерапевта подразумевает умение воздействовать на мысли и эмоции человека и таким образом влиять на его организм в целом. Для этого доктор, обсуждая проблемы пациента, устанавливает с ним глубокий контакт. При этом может применяться множество других методик – от когнитивных до медикаментозных.

Часто психотерапевта путают с психиатром или психологом. Это разные специальности, но необходимо понимать, что нередко они рассматриваются как смежные. Современное понятие профессии психотерапевта закреплено положениями Страсбургской декларации Европейской психотерапевтической ассоциации.

Специальности, вузы и предметы ЕГЭ

Согласно российскому законодательству практиковать в сфере психотерапии могут две группы лиц:

  • врачи, окончившие медицинский вуз и ординатуру по психиатрии, после чего прошедшие дальнейшую специальную подготовку на курсах психотерапии;
  • психологи, имеющие диплом о высшем образовании и овладевшие дополнительно одной из психотерапевтических методик.

Врачей учат в мединститутах, психологов – в гуманитарных вузах. Соответственно, предметы ЕГЭ для поступления нужны разные, но обычно это русский язык, биология, химия или физика (по выбору учебного заведения).

В медицинском вузе, куда попасть на бюджет довольно сложно, придется потратить шесть лет, осваивая специальность «лечебное дело», и еще два года – на ординатуру по психиатрии. Получить образование психолога можно за 5 лет.

Но и этого недостаточно для того, чтобы работать психотерапевтом. Завершив обучение, придется пройти еще немало курсов, семинаров и тренингов, на которых преподают специфические методики лечения (гипноз, поведенческую и личностно-ориентированную терапию, аутотренинги и т. п.). Мероприятия такого рода всегда платные, стоимость зависит от длительности занятий (минимальная составит 10–15 тысяч рублей).

Подготовкой дипломированных психотерапевтов, уже имеющих высшее медицинское образование, в Москве занимаются:

  1. Современная научно-технологическая академия (СНТА).
  2. Межрегиональная Академия промышленного и строительного комплекса (МАСПК).
  3. Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова и другие вузы.

Обязанности

Обязанности психотерапевта зависят от того, имеет ли он медицинское образование или же только диплом психолога. Если мединститута за плечами нет, специалисту запрещено назначать препараты и заниматься диагностикой психических заболеваний. В случае обнаружения серьезных патологий он обязан направить пациента на консультацию к психиатру.

Но и медики, и гуманитарии могут заниматься лечением больных, применяя различные психологические методики:

  • гипноз, в основе которого лежит внушение пациенту различных мыслей, убеждений, призванных улучшить его эмоциональное состояние;
  • поведенческую психотерапию, заключающуюся в формировании у больного правильных убеждений и линии поведения, способных улучшить его жизнь;
  • аутогенные тренинги, направлены на обучение методам самовнушения. После этого человек может без врачебного вмешательства справляться с трудностями и неприятными ситуациями;
  • личностно-ориентированную терапию, помогающую людям с различными проблемами разобраться в себе, своих мыслях и переживаниях.

Существуют и другие способы воздействия на эмоциональное и психическое состояние человека. К примеру, арт-, анимало-, гештальттерапия и т. п. Выбор метода зависит только от ситуации пациента. Поэтому к каждому обратившемуся врач находит индивидуальный подход, основанный на личностном контакте.

Кому подходит профессия

Чтобы выучиться на психотерапевта, придется потратить довольно много времени и средств, так как всевозможные курсы, обучающие методикам «словесного» лечения, в 99 % случаев платные. Поэтому, чтобы не тратить солидные суммы впустую, прежде чем посвятить себя этой профессии, стоит задуматься над тем, обладаете ли вы необходимыми для нее качествами.

Удачным выбором эта специальность станет для:

  • людей, которые любят познавать что-то новое, постоянно стремятся получать современную информацию. Психотерапия в России довольно молодая и только набирающая темпы наука. Поэтому придется много заниматься, общаться со старшими коллегами, читать зарубежную литературу, которая не всегда имеет переведенный аналог, поэтому нужно хорошо владеть английским;
  • врачей, желающих понять истинные глубинные психические проблемы пациента, а не только лечить его медикаментозно;
  • тех, кто умеет сопереживать и открыто высказывать свое мнение, обладает хорошей памятью и достаточной коммуникабельностью, но при этом в состоянии не пропускать через себя все эмоции больного (в противном случае существует риск самому стать клиентом психотерапевта);
  • учащихся вузов, имеющих стабильный доход. Чтобы стать профессионалом на этом поприще, поначалу придется вложить в себя много денег, которые будут потрачены на семинары, форумы и другие курсы дополнительного образования.

«В языке психоанализа я услышала поэзию»

Стать психотерапевтом
Наталья Кигай, психоаналитик

В четырнадцать лет я решила, что хочу быть психологом, мне хотелось заниматься математическим моделированием социальных процессов. Это было модно. А на втором курсе психфака МГУ я поняла, что меня гораздо больше интересует психотерапия. В библиотеке факультета были трехтомник Юнга и двухтомник Фрейда. Я прочла и то и другое.

Юнга отложила в сторону. А Фрейд заворожил с первых страниц, я продолжала разыскивать и читать его книги. Все нравилось: подход к исследованию, его стиль, особая добросовестность размышления и язык — язык, который, как мне это почувствовалось, точно описывал процессы внутренней жизни человека в отличие от языка академической психологии. В его языке было нечто чудесное и знакомое — как в «своей» музыке или любимых стихах.

Для меня психоанализ стал еще одной поэзией. Так в восемнадцать лет я и приняла решение стать психоаналитиком. Тогда в нашей стране нигде и никто не учил психоанализу. Поэтому лишь много лет спустя профессия стала явью: личный анализ, теоретический семинар, щедрые, полные энтузиазма учителя и, самое главное, профессиональная среда, коллеги, сотрудничество и чувство локтя.

Изменилось ли что-то со времени первых опытов? Конечно. Юности свойственны мечты, а им — безграничность, грандиозность и надо всем поднимающая легкость. А потом в дело вмешивается принцип реальности. Он укорачивает крылья и придавливает к земле. Это не значит, что ты не можешь воспарить или теряешь чувство легкости, но появляется устойчивость. Утрачиваешь часть оптимизма, но становишься скромнее, смиреннее и в некотором смысле доверчивее к жизни. Перестаешь думать, что все зависит от тебя одной. Начинаешь учиться. И так и не прекращаешь это делать, пока память не откажет.

«Я мечтал стать другим»

Стать психотерапевтом
Марк Певзнер, психотерапевт, директор тренинговых программ

С детства я мечтал стать моряком: мужественным, смелым, сильным. Был же эмоциональным и очень впечатлительным юношей. Закончив судостроительный техникум, пошел служить на флот, а примерно через полтора года понял, что по своей природе я не военный человек. Я был растерян… Стал много читать: Ромен Роллан, Лев Толстой, Владимир Леви. И внимательно наблюдал за людьми — эту возможность давало замкнутое пространство корабельной жизни. К концу службы у меня было твердое желание изучать психологию.

Я поступил в Ленинградский университет, полагая, что именно там я найду ответы на мучавшие меня вопросы. Позже, работая медицинским психологом, познакомился с Александром Бадхенoм, психиатром-наркологом. Эта встреча определила мою профессиональную судьбу. У нас обоих был огромный интерес к психотерапии, мы стали соратниками и друзьями.

Психотерапия открыла мне, что путешествие по внутреннему миру может быть не менее рискованным, чем морское плавание

В юности я искал пути самосовершенствования вовне. А мой жизненный и профессиональный опыт научили тому, что главный источник развития — внутренний ресурс человека. Сегодня я помогаю людям, веря в их способность использовать внутренние ресурсы и силы. И меня каждый раз удивляет, насколько они огромны. Они просто фантастические! Это настоящее богатство, которым можно научиться управлять, а значит, управлять собой и своей жизнью.

Психотерапия открыла мне, что путешествие по внутреннему миру может быть не менее рискованным, чем морское плавание. Я чувствую себя сильным, устойчивым и мужественным, что во многом связано с тем, что я смог принять себя таким, какой есть. Эмоциональность, чувствительность, открытость — раньше проявление этих качеств воспринималось как слабость, а сегодня я понимаю, что это мой дар, а значит, и моя сила.

«Мне хотелось понять, как устроен мир»

Стать психотерапевтом
Инна Хамитова, клинический психолог, системный семейный психотерапевт

Все началось с любопытства: я очень хотела разобраться в том, как устроен мир… Закончив физфак МГУ, даже успела поработать по специальности. Но когда в начале 90-х ассигнования на науку сократились до нуля, встал вопрос: или эмигрировать, или искать другую нишу. А поскольку мой интерес к секретам мироздания так и не исчерпал себя, увлечение психологией можно считать закономерным: разница состояла лишь в том, чтобы изучать не внешний, а внутренний мир человека.

Была и вторая причина: многие близкие мне люди так же внезапно оказались выброшенными из жизни… Мы искали ответы на самые сложные экзистенциальные вопросы: зачем мы живем, зная о неизбежности смерти. Что нами движет? Как мы строим отношения с людьми, будучи в экзистенциальном смысле одинокими…

Оказавшись в Институте практической психологии и психоанализа, в атмосфере единомышленников, я смогла приблизиться к этой цели. Но главным сюрпризом прошедших лет стало то, как я изменилась сама за годы учебы, собственной психотерапии, работы с каждым клиентом, каждой семьей.

Получается, что я шла в психотерапию помогать людям, а начала лучше понимать себя, осознавать, что важно, а что нет. В результате изменилось отношение к жизни. Теперь я понимаю, что в тридцать лет, когда я только начинала заниматься этой профессией, я была абсолютно другой. Мною руководил в основном исследовательский интерес к внутреннему миру человека, сейчас же мне важно помогать людям.

Это очень приятно, когда у клиента меняется качество жизни или он, столкнувшись с трагическими обстоятельствами, не ломается, а находит в себе неведомые ранее ресурсы и даже становится счастливее. И всегда радостно ощущать свою сопричастность этому процессу.

«Меня поразил живой человеческий голос»

Стать психотерапевтом
Екатерина Михайлова, психотерапевт, специалист по психодраме

Ребенком я могла часами лежать у муравейника и наблюдать, как исчезают и появляются цветные бисеринки на поверхности муравьиного купола. Этот исследовательский интерес определил и мой профессиональный выбор — я поступила в МГУ для того, чтобы стать ученым.

На третьем курсе психфака мой преподаватель Андрей Андреевич Пузырей поручил мне перевести одну из статей Карла Роджерса, в которой американский психотерапевт описывал то, что происходит между ним и человеком, который приходит за помощью. Меня удивило и потрясло то, что впервые в научной работе я услышала живой человеческий голос! Так мне открылся неизвестный мир психотерапии, и я, конечно, очень захотела в него заглянуть…

В начале 80-х это было возможно только через англоязычные тексты: мы жадно переводили и обсуждали с коллегами, психологами-практиками, попавшие в руки буквально на пару вечеров книги основателей психотерапии, привезенные кем-то из-за границы, ксероксы или распечатки на машинке их статей.

Истинный автор происходящего на сессии не психотерапевт, а клиент

В начале 90-х появилась возможность ездить учиться и приглашать в Москву звезд психотерапии. Мы старались узнать и овладеть разными методами. Я предпочла психодраму. Этот метод не может устареть, исчезнуть или надоесть, потому что истинный автор происходящего на сессии не психотерапевт, а клиент, а человек сам себе надоесть не может.

Мне же как ведущей сессии и тогда, и сейчас кажется невероятно интересным оказаться с человеком в таком пространстве, где он живее и талантливее, чем в обычной жизни, гораздо больше готов к открытиям, новому опыту и невероятным изменениям.

«Я старался противостоять бессмысленности»

Стать психотерапевтом
Александр Черников, семейный психотерапевт

В 1985 году я закончил Московский институт стали и сплавов и распределился в «ящик» — НПО «Алмаз». Еще совсем недавно он был «шарашкой», где работали заключенные — научные сотрудники, отбывающие наказание. Мой непосредственный начальник — доктор технических наук, лауреат Сталинской премии — был одним из них в 50-е.

Стены этого учреждения еще хранили дух режима: на каждом этаже стоял часовой, и свой блокнот с записями я должен был сдавать в Первый отдел. В общем, я чувствовал себя винтиком бесчеловечного и бессмысленного механизма. Стараясь справиться с этим состоянием, я занялся альпинизмом. Горы добавили разнообразия переживаний, но чувство бессмысленности не проходило. К дальнейшим поискам меня стимулировало участие в одном из первых психологических тренингов, и в 1987 году я оказался в МГУ на психфаке.

Ощущение было такое, как будто в душной комнате распахнулось настежь окно. Меня увлекли системная семейная терапия и психодрама — аналитика одного метода и энергетика другого прекрасно уравновешивали друг друга. Я защитил диссертацию и стал специализироваться в области супружеской психотерапии.

Консультируя, я постоянно убеждаюсь, что искренний и глубокий контакт с близкими — это важнейшее противоядие фальши общественной жизни и экзистенциальной тревоге бытия. Осмысленность жизни вообще удается, лишь когда мы не лжем себе и способны быть рядом с другим человеком, позволить себе быть связанным с ним. И конечно, психотерапия лучше любой другой профессии учит принятию людей, смирению перед чужой автономией и непохожестью на тебя другого человека.

Каждая семья проходит через кризисы. Какие-то сложности преодолеваются легко и открывают новый этап в отношениях, а какие-то ставят семью на грань распада. Для 33-летней Елены, фармацевта из Москвы, очередная сложная ситуация осложнилась разницей в возрасте и пристрастием мужа к алкоголю. За помощью она обратилась к психотерапевту Владимиру Дашевскому.

Тренинги

Тренинги проходили раз в 1,5—2 месяца и занимали вечер пятницы, всю субботу и воскресенье. Их еще называли трехдневками. Каждый тренинг был посвящен какой-то теме: работе с группами, кризису и травме, отношениям между психотерапевтом и клиентом.

Занятия проходили в группе. За время учебы группа будто прожила целую жизнь. Мы ругались, мирились, боролись за власть и лидерство, благодарили, поддерживали, становились ближе. Это происходило естественно, ведь любая группа развивается по определенным законам. То есть мы учились на своем же опыте.

Каждый день начинался с шеринга — участники рассказывали про свое настроение, делились переживаниями, желаниями и планами на день. Потом была лекция по гештальттерапии и упражнение. Оно помогало проверить на себе то, что услышали на лекции.

Мне запомнилась лекция и упражнение о взаимосвязи тела и психики. Упражнение было такое: мы разделились на пары — один рассказывал историю, а второй слушал и отмечал свои реакции. Потом менялись. Истории были самые обыкновенные: как мы провели время на выходных, о чем говорили утром с близкими. В конце мы обсуждали свои реакции в таком формате: «Когда ты говорил, мои щеки покраснели и я втянул плечи. Мне стало неловко и захотелось спрятаться, чтобы ты меня не видел». Так мы учились замечать связь телесного и психического и лучше себя понимать.

Многие вещи так удивляли, что я потом неделями о них говорил. Я узнал, что если нарисовать непонятную мазню, то узнаешь о себе интересные вещи. Что даже молчащий клиент сообщает психологу многое о себе. И что если примерить на себя роль человека, который тебя бесит, может стать легче.

125 000 Р

я потратил на тренинги

Стоимость тренингов зависит от тренера и региона, где они проходят. Одна трехдневка в Москве стоит в среднем 10 000 Р, а в Воронеже я платил 5000 Р. За 4 года я прошел 25 тренингов и потратил на них 125 000 Р.

Этот сертификат я получил в 2019 году, когда закончил обучение гештальттерапии. Оно длилось 4 года
Этот сертификат я получил в 2019 году, когда закончил обучение гештальттерапии. Оно длилось 4 года

Личная терапия

Личная терапия — это когда психолог ходит на консультации к другому психологу. Это нужно, чтобы узнать о собственных проблемах. Без личной психотерапии психолог может навредить своим клиентам.

Допустим, психолог злится на родителей, но удерживает эту злость внутри. И к нему приходит клиент с такой же проблемой. Психолог может неосознанно подтолкнуть его к тому, что хочет сам, например ссориться с родителями. А если у психолога проблемы с выражением агрессии, он будет транслировать клиенту такой же тип поведения.

Сколько стоит психотерапия

Психологов для терапии нам рекомендовали преподаватели. Одного из них я потом встретил на конференции. Мне понравился его мастер-класс, мы познакомились, и я успел к нему присмотреться. Потом записался на консультацию.

Я начал личную терапию через год после начала обучения — в 2016 году. Должен был пройти минимум 60 часов. Но понимал: чем лучше я знаю себя, тем эффективнее будет моя работа. Поэтому с 2016 по 2019 я прошел 120 часов личной терапии.

Стоимость одной встречи сильно разнится у специалистов. В Воронеже это в среднем 1000 Р в час, а в Москве цена может достигать 8000 Р. Я ходил 3—4 раза в месяц и платил сначала 1000 Р, а потом 1500 Р. За 3 года потратил 156 000 Р.

Во время личной терапии я примерил на себя роль клиента и понял, что чувствует человек на консультации. Терапия помогла мне стать увереннее в себе и меньше конфликтовать с окружающими. Я научился рисковать и стал спокойнее относиться к неопределенности.

156 000 Р

я потратил на личную терапию

Например, без личной терапии я бы так и не отказался от стабильной работы не по специальности. Я бы не справился с тревогой, побоялся подвести близких и не заявил о себе как о психологе. Я вспоминаю, каким был на первой консультации и как потом изменился. И боюсь представить свою жизнь, если бы не терапия.

Индивидуальная супервизия

Супервизия — это когда психолог обсуждает свою работу со специально обученным коллегой, или супервизором. С ним можно обговорить сложные случаи из практики, поделиться догадками насчет клиентов, расспросить о чем-то из теории психологии. Супервизор дает советы, как дальше развивать свою практику, помогает бороться с неуверенностью и страхами, подсказывает, как взаимодействовать с коллегами в психологическом сообществе.

Я начал супервизию в 2017 году, когда у меня появились первые клиенты. Я уже знал, какие супервизоры есть в Воронеже, и быстро нашел подходящего. Но это были редкие визиты, потому что клиентов у меня тогда было мало. Регулярно, то есть дважды в месяц, я стал ходить на супервизию во второй половине 2018 года.

Сначала я спрашивал у супервизора, как начинать терапию, заключать с клиентом контракт, укладываться во временные рамки и сколько денег брать за консультацию. Сейчас обсуждаю запутанные ситуации из практики и свое профессиональное развитие.

78 000 Р

я потратил на супервизию

За время обучения нужно пройти минимум 60 часов индивидуальной супервизии. Как и личная терапия, это стоит 1000—8000 Р за час в зависимости от города. Я платил 1300 Р за час и с 2017 по 2019 потратил на супервизию 78 000 Р.

Специализация

Во время обучения мне нужно было пройти специализацию. То есть углубленно изучить какое-то направление в психологии: кризисы, травмы, психосоматику, сексуальные нарушения, зависимости, работу с подростками или семьями.

Я прошел две специализации — работу с симптомами и телом в 2016—2017 и невротические расстройства в 2017—2018. Каждая состояла из 9 семинаров. За них я платил по 4500 Р. Всего за 2 года потратил 81 000 Р.

Специализации в «Московском Гештальт институте»

Специализации походили на тренинги: в них были лекции, упражнения и работа в группах.

Была еще практика в психиатрической клинике: там я научился работать с депрессиями, тревогами и паническими атаками. На практике я понял, с какими клиентами можно работать самому, а каких надо направлять к врачу-психиатру. Потом ко мне дважды приходили люди с тяжелыми психическими расстройствами. Я сразу перенаправлял их к нужному специалисту, а они благодарили, что я сэкономил им время.

Обучение на Психотерапевта

Чтобы получить профессию врача-психотерапевта, нужно окончить медицинский вуз и пройти послевузовскую подготовку по специальности «Психотерапия».

Курсы

СНТА (Современная научно-технологическая академия)

Современная научно-технологическая академия (СНТА г. Москва) имеет государственную лицензию на осуществление профессиональной переподготовки (для любых специалистов с высшим медобразованием) и повышение квалификации врачей-психотерапевтов. Все обучение ведется дистанционно, без отрыва от работы и места жительства. Диплом государственного образца дает право на ведение новой для слушателя деятельности. Все документы государственного образца выдаются курьером лично в руки.

МУИР Медицинский университет инноваций и развития (МУИР) проводит профессиональную переподготовку и повышение квалификации (сертификационные циклы) по направлению «Психотерапия» для врачей. Специалистам предлагаются очно-заочные и дистанционные курсы образовательные программы длительностью от 16 до 2700 часов. По итогам обучения МУИР выдает документы: удостоверение, диплом, сертификат. АМО (Академия медицинского образования) Академия медицинского образования проводит курсы профессиональной переподготовки по направлению “Психотерапия”. Обучение проходит в очно-заочной форме с применением дистанционных образовательных технологий, что позволяет совмещать учебу с работой. Программа обучения составлена на основании соответствующих образовательных и профессиональных стандартов.

Вузы

Российский университет дружбы народов Лечебное дело (Медицинский институт РУДН).

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Лечебное дело (Факультет фундаментальной медицины МГУ им. М.В. Ломоносова).

Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова Лечебное дело (Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова).

Национальный исследовательский ядерный университет (МИФИ) Лечебное дело (Медицинский факультет).

Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Лечебное дело (Лечебный факультет МГМСУ им. А.И. Евдокимова).

Источники

  • https://rus.psychic-parapsychologist.com/how-become-psychotherapist-64314
  • https://edunews.ru/professii/obzor/medicinskie/psihoterapevt.html
  • https://www.psychologies.ru/story/stat-psihoterapevtom/
  • https://journal.tinkoff.ru/yazhpsiholog/
  • https://www.profguide.io/professions/Vrach_psichoterapevt.html
[свернуть]
Оцените статью
Понравилась статья?
Комментарии (0)
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Комментарии закрыты.