Культура и искуство 14.09.2020

«Чем отличаются евангельские христиане (пятидесятники) от православных?

29 мин.

Евангели́сты

Евангели́сты (греч. «благовестники») – так называются авторы четырех книг Нового Завета – Евангелий – апостолы Матфей, Марк, Лука и Иоанн. Первый и последний были из 12-ти, а второй и третий из 70-ти апостолов.

В древности это название было шире; так назывались все проповедники христианства. В древней христианской церкви была особая степень или должность евангелистов, их служение состояло в проповеди Евангелия среди иудеев и язычников (см. прот. Н. Афанасьев «Церковь Духа Святого», глава «Евангелист»).

Для нас евангелисты – это авторы книг, в то время как для первых христиан евангелисты были «благовестниками», т. е. проповедниками и миссионерами, которые трудились вместе с апостолами.
Павел Гаврилюк

Апостол Лука

Святой Павел оказал особое влияние на одного из евангелистов. Это был Лука. Именно под влиянием апостола Павла он написал третью книгу. Та имела уникальное содержание, особенную тематику. Только в его текстах были упомянуты такие моменты, как:

  • Вознесение Иисуса на небо после того, как он заработал прощение для всех людей.
  • Рождение святого Иоанна.

Также Лука — евангелист, который наиболее подробно и открыто написал о церковных канонах. Он никогда не говорит о том, что прощение ориентировано только на таких же святых, отказавшихся от совершения грешных дел. Райская жизнь ожидала не только христиан, но и всех остальных, ведь Иисус пришел именно за прощением для них.

Его чудеса не закончились и сегодня. Святые мощи помогают христианам и представителям других религий.

Таким образом, Лука — евангелист, который продолжает творить чудеса по нынешний день. Каждый нуждающийся может обратиться к его святым мощам. Обычно в молитвах к нему просят выздоровления или успешного проведения операций. Это обусловлено тем, что при жизни Лука был врачом. Но это не означает, что он помогает только больным, любой может поведать ему о своих проблемах, попросить помощи, и она обязательно придет.

Иоанн Богослов

Если обратить внимание на то, какую жизнь вели евангелисты, кто это и как они стали известными, то в первую очередь надо рассмотреть Иоанна Богослова. Дело в том, что многие письменные источники христиан указывают на то, что он был любимым учеником Христа. Именно Иоанн стал единственным человеком, который стоял рядом с Богородицей около распятия. Поэтому вполне логичным было то, что он принялся за написание Евангелия.

Евангелисты: кто это? Как стали известными и чему учили своих последователей?

Иоанн был первым свидетелем многих чудес, включая воскресение Иисуса. Именно поэтому особое внимание он уделял празднику Пасхи, чего не делали другие евангелисты. Иконы, молитвы, различные песнопения — все это посвящалось Иоанну, так как его книга отличается кардинально. Основа всех писаний в ней ориентирована на Воскресение Христа, некоторые тексты были взяты в качестве куплетов. Во всех церквях они используются в песнопениях на пасхальной ночной службе.

Левий Матфей

Матфей принадлежал к числу 12 учеников Христа. Причем до того как впустил Иисуса в свое сердце, он являлся обычным сборщиком налогов. А такие люди, как известно, не отличались честностью и справедливостью. Поэтому его обращение к Богу можно с самого начала назвать чудом. Считается, что Левий пошел за Христом сразу, как только услышал его проповеди.

Евангелисты: кто это? Как стали известными и чему учили своих последователей?

О вере и учениях Иисуса говорили все евангелисты, кто это начал делать первым — неизвестно. Непосредственно о Матфее повествуется то, что свое учение он начал преподавать евреям в Иудее. Именно для них он написал свое Евангелие, и оно было на соответствующем языке. Впоследствии эта книга была переведена несколько раз.

Последние годы своей жизни Левий провел в Индии, обучая христиан этой страны. Он помог одной известной семье с благородными корнями. Глава ее сначала восхитился деяниями апостола, а затем разгневался на него. В результате Матфей принял мучительную смерть. Но глава того семейства впоследствии отрекся от титулов и богатства. Он крестился именем Матфея и до конца своих дней вел христианский образ жизни.

Апостол Марк

В одну из ночей на территории Иерусалима у Варнавы родился племянник, и тогда тот еще не знал, какая жизнь ему уготована. Апостол, евангелист и святой Марк сначала следовал за Христом. Затем, после его вознесения, он отправился в Египет, где и стал первым епископом Александрии. Именно здесь он и написал свое Евангелие, которое предназначалось для принявших веру язычников.

Евангелисты: кто это? Как стали известными и чему учили своих последователей?

Источники указывают, что книга Марка включала в себя немногое. Она состояла из кратких рассказов апостола Петра. После того как Марк записал их, он вернулся в Александрию. И там уже понял, что оставшиеся язычники не дадут ему спокойной жизни, поэтому поторопился найти преемников.

Вскоре язычники все-таки добрались до него. На протяжении двух суток он подвергался различным мучениям с перерывом на ночь в темнице, затем — скончался от ужасных пыток. Но, как и все святые, он ничуть не усомнился в существовании Бога, и последние его слова были обращены именно к нему.

Как евангелист стал православным

Идя дальше

В этот период в моих мыслях и действиях доминировали две темы: духовность и Церковь. Однажды во время утренней молитвы я от всего сердца, хотя и не понимая настоящего смысла своих слов, сказал Богу: “Больше всего на свете, Господи, я хочу быть человеком духовным. Я готов заплатить любую цену, понести любое бремя, чтобы им стать. Я не знаю точно, что это такое, но я хочу быть им”. Большая часть последующих событий моей жизни во многом может рассматриваться как исполнение, — по крайней мере, постепенное — моей молитвы. Я хотел знать Бога, а не только знать о Нем. Я хотел опытно пережить Его присутствие, расти в вере, надежде и любви. И я хотел видеть, как Его сила действует в других через меня, видеть в жизни людей, среди которых я служил, исцеление и покаяние, рост и обращение.

Мой духовный поиск вел меня различными путями. Я пробовал следовать учению Уотчмана Ни1. Я читал работы К. С. Льюиса, Фрэнсиса Шеффера2, Дитриха Бонхёффера3 , Жака Эллюла и других. Я читал труды харизматических лидеров и стремился ощутить реальность Св. Духа, к которой они, казалось, прикоснулись. Я старался вести молитвенную жизнь. Результаты были неоднородны. Казалось, что я неспособен удовлетворить свое внутреннее желание опытного познания Бога и бессилен преодолеть так легко “запинающий нас грех” ( Евр. 12:1 — Пер.).

В то же время я ломал голову над тем, какой же в действительности призвана быть Церковь Иисуса Христа. Описание Церкви, даваемое Св. Писанием, конечно, имело мало общего с тем, что я видел в жизни. Апостол Павел говорил, что Церковь “есть Тело Его <христа>, полнота Наполняющего все во всем” ( Еф 1:23 ). Где была эта полнота?

Богослужение в нашей традиции в лучшем случае было хилым. Наши службы состояли из пары песен, краткого чина причащения (понимаемого как медитативное воспоминание о смерти Христа) и проповеди. Проповеди обычно были хорошими, поучительными, вдохновляющими, евангельскими. Но наши службы скорее походили на увлекательные лекции, чем на богослужение. Где был Бог? Что было подтверждением Его присутствия? Почему мы были вместе?

Кроме того, я стремился испытать в Церкви чувство единения. Тело Христово — это образ взаимозависимости, взаимосвязи. Большую часть своей христианской жизни я был одинок в своих переживаниях. Церковная община в должной мере не заботилась о своих членах. Наша система пастырского окормления не отвечала нуждам народа Божия.

Начиная с нуля

Некоторое время я пытался реформировать и развивать церковь, в которой служил. Но стало очевидным, что то, к чему я стремлюсь, я никогда не смогу обрести в ее сложившемся устройстве. Выразительность богослужения не могла преодолеть традиции Церкви Христа. И я верил, что Бог уготовляет мне, как Аврааму, духовное путешествие в незнакомую землю.

И вот, в июле 1977 моя жена Памела и я оставили наше служение и неосознанно пустились в путь к Православию. Несколько наших друзей образовали небольшую общину самоотверженных паломников. Все было подвергнуто сомнению, за исключением веры в божественность Христа и авторитета Писания. Мы сознательно решили пересмотреть все наши взгляды в свете Писания и многовекового опыта народа Божия. Мы твердо решили сделать все возможное, чтобы осуществить то, что мы узнали.

Благодаря связям с нашими дорогими друзьями из Линкольнского христианского колледжа мы примкнули к группе церквей, связанных с так наз. Апостольской общиной Нового Завета (New Covenant Apostolic Order, позднее Евангелическая Ортодоксальная Церковь4). Вместе с этими братьями мы исследовали ряд специальных областей, — как мы полагали, первостепенной важности для нашего развивающегося движения. Это были:

1) Богослужение. Я был неравнодушен к произвольному, спонтанному, харизматическому богослужению, и ожидал найти такое богослужение в Писании и в истории. К нашему удивлению, спонтанность повела нас к порядку в богослужении, мы стали делать все по знакомому образцу. Изучение творений св. Иустина Мученика (ок. 150 г. по Р. Х.) показало нам, что в Церкви всегда была какая-либо литургическая форма богослужения. Сам Новый Завет являл подтверждения этому, говоря об использовании гимнов на собраниях верующих. Так мы начали вводить литургические формы богослужения.

2) Толкование Писания. Наши богословские исследования привели нас к дотоле не приходившей нам в голову мысли: Писание требует толкования в русле Традиции. В Церкви, в которой я вырос, модным было заявление: “Никакого символа веры, только Христос; никакой книги кроме Библии; никакого имени кроме Божия”. И все же на обратной стороне каждой воскресной программы службы утверждалось: “Мы веруем…”, и далее речь шла о сущности спасения во Христе и о том, что определяет действительность христианского крещения. Что же это, как не символ веры? И в самом деле, это наше трехчастное определение более чем вероучительно! И наши взгляды формировались в русле традиции — традиции Кэмпбелла.

Мы поняли, что Библия не находится в вакууме и не существует отдельно от толкования. Вопрос был не “в традиции или вне традиции”, но “в какой традиции?”. Будем ли мы придерживаться богословских взглядов, возникших из нашего ограниченного опыта, или исследуем и признаем авторитетным последовательное учение Церкви на протяжении всей ее истории? Мы спросили себя: а как мы собираемся толковать Писания? исходя из чего нам оценивать традиции, которые мы наблюдаем?

По крайней мере начало ответа на наш вопрос мы нашли в трудах св. Винсента Леринского, западного отца V в. Он дает три критерия соответствия того или иного вероисповедания с Евангельской истиной: а) вселенскость: придерживались ли этого вероучения все или почти все признанные учители Церкви во всем христианском мире во все времена? б) древность: можно ли найти это вероучение, хотя бы в начальной форме, в учении апостолов, и было ли оно сохранено отцами Церкви? в) согласованность: принималось ли это вероучение каким-нибудь вселенским собором или пользовалось ли оно широким признанием Отцов Церкви?

Используя этот герменевтический метод, мы стали исследовать вероучение и духовную жизнь как исторических, так и современных Церквей. Результаты оказались ошеломляющими. Мы обнаружили, что церковное богослужение всегда было литургическим, что оно коренится в практике еврейской синагоги и в храмовом богослужении. Таким образом наше богослужение стало литургическим по образцу богослужения исторической Церкви.

3) Таинства. Изучая церковные таинства, мы увидели, что Евхаристия есть не просто воспоминание распятия Христова, а участие в таинстве Его преображенной человеческой природы, в таинстве Его Тела и Крови, предвкушение славы будущего века. Это не просто добавление к богослужению, — это центр нашего богослужения, момент, когда мы предельно соединяемся с Богом и переживаем Его присутствие самой сокровенной частью нашего естества.

Крещение — это таинственный способ нашего соединения со Христом, уподобление Его смерти и славе Его Воскресения. Догматы о Святой Троице и Воплощении перестали быть темными для нас, но стали центральными в нашем понимании Бога и нашего места в общении с Ним. Мы увидели, что спасение есть не просто умозрительное принятие истины, но живое, таинственное соединение с Ним, преображающее нас целиком в Его образ и подобие.

4) Церковь. Наши исследования были сфокусированы и на природе самой Церкви. Мы обнаружили, что сепаратистская и коллективная форма церковного управления была чужда и Новому Завету, и ранней Церкви. Прежде всего нам стало ясно, что Церковью должны управлять четыре иерархические степени: епископы, священники, диаконы и миряне. На понимание нашего места в Церкви большое влияние оказали творения свт. Игнатия Антиохийского.

Православный протестант

В 1979 г. стало очевидным, что мы представляем собой нечто большее, нежели просто церковная конфедерация с размытыми границами; по сути мы были деноминацией со своей структурой управления и сложившейся вероучительной системой. Таким образом мы основали Евангелическую ортодоксальную церковь 15 февраля 1979 г., провозгласив себя, согласно своим представлениям, ”деноминацией в лоне Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви”.

Наши исследования и скитания продолжались годы. Мы шли путем семи Вселенских Соборов единой Церкви — и оказались последователями их учения. Понимая, что наша богословская позиция усвоила нам мировоззрение Православной Церкви, мы активно стремились войти в общение с Православием. В то же время мы продолжали развиваться богословски, подходя к более полному пониманию роли Богородицы в нашем спасении и к почитанию святых и икон.

Осенью 1981 г., желая использовать опыт других как источник и тщательно изучить историю Церкви, я приступил к курсу истории христианства на богословском отделении Чикагского университета. В 1983 г. я стал магистром богословия, а написанная мною работа стала завершением подготовки к получению степени доктора философии.

В это время мы начали открывать для себя сокровища православной духовности. Так, мы ощутили благословение Божие в общем богослужении; мы все больше и больше открывали Бога в личной молитве. Годами я боролся за постоянство в моей молитвенной жизни, стараясь молиться утром и вечером. Когда это не принесло плода, я ввел практику молитвы в течение дня, ища того, что апостол Павел назвал непрестанной молитвой.

Православная духовность открыла мне путь непрестанного стояния перед Богом, которое позволяло мне молиться независимо от настроения, вдохновения, желания. Особое внимание Православия к стройному молитвенному правилу, которое помогает молиться регулярно, освободило мою молитву от рабства себе и своим духовным возможностям. Затем, Иисусова молитва очень помогла мне в желании воспитать в себе непрерывное ощущение Богоприсутствия. Мы с жадностью читали творения таких православных духовных писателей, как свт. Феофан Затворник, митрополит Антоний Сурожский, и, конечно же, писания Отцов Церкви, особенно Добротолюбие.

Мы становились все более православными в мировоззрении, богословии, богослужении, духовной жизни. Главная проблема, с которой мы теперь столкнулись, было наше отношение к исторической Православной Церкви. Некоторым в Евангелической ортодоксальной церкви казалась достаточной наша попытка восстановить то, что мы видели в древней Церкви и чего недостает в наше время. В каком-то смысле мы были действительно православными протестантами: мы были православны во многих аспектах, но наша экклезиология была протестантской. Точно так же, как многие протестанты считают, что они могут прочитать Писание, найти точный образец церковной жизни, осуществить его на практике и назвать себя церковью, так и мы думали, что сможем возродить жизнь Единой, Святой и Апостольской Церкви и стать этой Церковью.

Однако мы увидели, что Церковь нельзя построить по плану. Тело Христово — это живой организм, и сакраментальная жизнь этого организма продолжается уже более 20 веков. Если Церковь есть действительно “полнота Наполняющего все во всем” ( Еф 1:23 — Пер.), она не могла умереть лишь для того, чтобы быть возрожденной нами после стольких лет.

Так оказалось, что вопрос не в том, что есть Церковь, но в том, где она? И однажды мы поняли, что истинная Церковь должна находиться в исторической связи с Церковью Апостолов, Единой, Нераздельной, Святой, Соборной и Апостольской Церковью первого тысячелетия христианской эры; мы поняли, что мы должны быть сакраментально едины с православной Церковью. Недостаточно скопировать ее структуру, вероучение, обычаи, — мы должны войти в ее жизнь, стать частью ее истории, разделить с ней ее небесную жизнь, живя жизнью Христовой в общении с ней.

Церковь Иисуса Христа

По милости Божией в 1987 году мы предстали перед Православной Церковью не как реформаторы или критики, но как путники, вернувшиеся домой к Матери после долгого странствия. Глава Антиохийской Православной Архиепископии в Северной Америке, митрополит Филипп Салиба, отворил нам двери с простыми словами любящего отца: “Добро пожаловать домой”. Моя община была принята в Православную Церковь 21 марта 1987 года, и на следующий день я был рукоположен.

Паломничество было долгим и трудным. Некоторые из нас избрали другие пути. Наряду с радостями бывали разочарования, крушения надежд. Была критика и непонимание; связи порывались, образовывались новые. Если бы я искал Церковь, в которой не было бы конфликтов, спорных вопросов, падшей человеческой природы, то такой Церкви я, конечно, не нашел бы, как было сказано некогда: “Если бы я нашел совершенную Церковь, я бы никогда в нее не вошел, потому что тогда она перестала бы быть совершенной”.

Я нашел драгоценную жемчужину — Царство Божие. Я нашел истинную Веру, истинную Церковь Христову, истинные Таинства и истинное общение с Богом. Это мера, отмеренная Богом. И ее ценой, как у купца, купившего жемчужину, стала моя жизнь (см. Мф 13:45–46 — Пер.). Именно этого я искал: единения с Богом и опытного познания Его в Церкви, — дела, которому нужно отдать все силы, принести в жертву всего себя без остатка, без фальши. Моя цель — познать Христа и способствовать Его познанию другими.

Я уверен — наше путешествие по-настоящему только началось. Но нечто неощутимое изменилось. Вместо того, чтобы искать дом, Строитель и Создатель которого Бог, мы учимся жить в этом доме, пока не придет день, когда мы уже не будем смотреть через тусклое стекло, но лицом к Лицу (см. 1Кор 13:12 — Пер.). И в этот день мы узнаем в совершенстве, что значит: Церковь есть “полнота Наполняющего все во всем”, потому что мы “будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть” ( 1Ин 3:2 ).

Кто такой IT-евангелист и чем он занимается

Если коротко, то IT-евангелист – это популяризатор и проповедник технологий: кто-то изобретает технологии, а евангелист о них рассказывает.

Религиозное слово «евангелист» используется неслучайно. Ведь ключевая задача ИТ-проповедника – распространение информации об идеологии и формирование сообщества последователей. 

IT-евангелист как профессия будущего

IT-евангелист как профессия будущего

IT-евангелист разбирается в инновациях и сам является их искренним приверженцем. А ещё он обладает хорошими коммуникативными навыками, что позволяет ему ненавязчиво внедрять мысль о силе технологий компании как внешнему миру (бизнес-партнёрам, заказчикам, потенциальным клиентам и обычному населению), так и сотрудникам своей организации, чтобы те любили свою работу и выполняли её с вдохновением. 

Важно понимать, что IT-евангелист может работать и официально, и неофициально. И речь не о трудовой книжке, а о том, является ли он открытым представителем компании или же не раскрывает этой информации вовсе.

Если говорить глобально, то ИТ-проповедник своим примером вдохновляет покупать продукт компании. А вот в его конкретные обязанности обычно входят:

  • Выстраивание отношений с лидерами мнений – людьми, влияющими на мнение большинства (например, блогерами или медийными личностями);
  • Коммуникация с авторитетными представителями IT-сообщества;
  • Представление компании и её технологий на конференциях, форумах, деловых встречах и прочих сторонних мероприятиях;
  • Проведение собственных конференций, форумов, вебинаров, семинаров;
  • Ведение блога, авторской колонки в журнале, написание статей о пользе и удобстве производимой технологии.

Профессия ИТ-проповедника представлена в  «Атласе новых профессий» , составленном инновационным центром «Сколково». Технический евангелист входит в 186 профессий будущего, которые появятся в России до 2030 года.

IT-евангелист как профессия будущего

Описание ИТ-проповедника на сайте «Атласа новых профессий»

Согласно «Атласу», в профессии ИТ-евангелиста будет наблюдаться рост конкуренции, а востребованными надпрофессиональными навыками для представителей этой профессии будущего станут: 

  • управление проектами;
  • мультиязычность и мультикультурность;
  • программирование, робототехника и искусственный интеллект;
  • клиентоориентированность;
  • работа с людьми.

Преимущества профессии IT-евангелист

Среди основных преимуществ профессии IT-евангелист прежде всего хотелось бы выделить отсутствие четких требований и границ: каждый, кто знает о разработке программного обеспечения не понаслышке и умеет увлечь своими идеями других, может стать ИТ-проповедником.

Кроме того, нельзя не сказать о том, что:

  • хороших специалистов по продвижению ИТ-продуктов очень мало, а потому компании готовы платить высокие гонорары – от 60 до 300 тысяч рублей в зависимости от уровня профессионализма ИТ-евангелиста.
  • эта профессия имеет большие перспективы – она входит в список профессий будущего, а значит, востребованность специалистов и уровень их зарплат с каждым годом будет только расти.

Недостатки профессии IT-евангелист

Главный недостаток профессии ИТ-евангелист – невозможно приобрести навыки талантливого программиста и, одновременно с этим, пропагандиста новых технологий. Чтобы в будущем стать высококлассным специалистом, нужно родиться с такими талантами, и уже в ВУЗе или в процессе ведения профессиональной деятельности оттачивать свои прирожденные способности.

Но самое главное, невозможно получить диплом в ВУЗе, прийти в крупную корпорацию и заявить “Я отличный ИТ-проповедник”. Нужно сначала поработать определенное время в ИТ-сфере, проявить свои способности и “заработать” свое имя. Как правило, работодатели сами находят уже известных в ИТ-кругах специалистов, которым и предлагают занять должность IT-евангелиста.

Где работает IT-евангелист

Как понятно из названия, IT-проповедники обычно работают в IT-компаниях. Их нанимают корпорации для продвижения своего инновационного продукта, чтобы убедить ещё, возможно, не готовую аудиторию покупать его.

Чаще всего это крупные компании с мировым именем, имеющие большие бюджеты и возможность тщательно прорабатывать каждый этап производства и сбыта продукта.

Условно говоря, IT-евангелист – не жизненно важная для компании должность. Поэтому небольшие организации просто не могут себе позволить таких специалистов. Однако уважающая себя корпорация в наши дни просто не может обойтись без технического евангелиста.

Самый популярный пример профессионализма в ётой сфере можно наблюдать в компании Apple. Ведь если бы не Гай Кавасаки (кстати, первый евангелист в истории), то, возможно, мы бы не ходили сейчас с айфонами и даже просто смартфонами с сенсорным экраном. 

Тот факт, что сегодня человечество пользуется продуктами компании Apple, говорит не только о том, что компания смогла изобрести гениальную технологию, но и о том, что она смогла продать людям идею о её гениальности.

Какими личностными качествами должен обладать IT-евангелист?

На этой должности важно обладать такими знаниями и умениями, как:

  • знания в области информационных технологий;
  • глубокое понимание принципов работы продвигаемой продукции;
  • навыки выступления перед аудиторией;
  • владение технологиями ведения продаж.

У ИТ-проповедника ценятся следующие личностные качества:

  • коммуникабельность;
  • креативность;
  • ораторские способности;
  • ответственность;
  • позитивное мышление.
  • самостоятельность;
  • умение убеждать;
  • харизматичность;
  • энергичность.

Идеальный IT-проповедник – это эксперт в области информационных технологий, умеющий заинтересовать целевую аудиторию новыми технологическими решениями. В пример можно привести Илона Маска, который в прямом смысле проповедует глобальные изменения в мире путем внедрения новых технологий, предлагаемых компаниями Tesla Motors или SpaceX.

Сколько получает IT-евангелист

В России пока достаточно сложно найти вакансию технического евангелиста, поэтому сложно также оценить его зарплату. Например, на данный момент HeadHunter предлагает лишь 12 предложений о работе для IT-евангелиста, притом зарплата указана только в 1 объявлении. Не зря это называют профессией будущего!

IT-евангелист как профессия будущего

Вот что выдаёт HeadHunter

Возможно, дело как раз в том, что компании не хотят публично говорить, что им нужны IT-евангелисты, и ищут их тайно.

Но мировой опыт гораздо более интересный. Например, в США IT-евангелист получает от 30 000 долларов в год. А в Microsoft такой специалист получает в среднем 86 000 долларов в год. А это на целых 34% больше средней зарплаты в США.

IT-евангелист как профессия будущего

Средняя зарплата ИТ-евангелиста Microsoft, по данным  CareerBliss

Как стать IT-евангелистом

В первую очередь, ИТ-проповедник должен искренне интересоваться как инновациями на рынке в целом, так и технологиями, производимыми компанией. 

Если IT-евангелист не будет разделять восторга от технологических новинок компании, то не сможет вдохновлять и остальных. И вот уже перед вами не представитель профессии будущего, а обычный «продавец пылесосов».

Для успешного выполнения своих обязанностей техническому евангелисту нужно воспитывать в себе следующие личные качества: 

  • Харизматичность;
  • Умение убеждать и переубеждать (например, перейти от стандартного образа мышления к новому);
  • Ораторское мастерство;
  • Креативность;
  • Коммуникабельность.

В вузах, к сожалению, этой профессии будущего пока не учат напрямую. Но чтобы через несколько лет начать карьеру IT-евангелиста, уже сейчас можно выбрать смежные направления подготовки высшего образования из утверждённого перечня:

  • 11.03.02 – Инфокоммуникационные технологии и системы связи;
  • 11.03.03 – Конструирование и технология электронных средств;
  • 11.03.04 – Электроника и наноэлектроника;
  • 15.03.06 – Мехатроника и робототехника;
  • 27.03.04 – Управление в технических системах;
  • 27.03.05 – Инноватика;
  • 38.03.02 – Менеджмент (профили: инновационный менеджмент, менеджмент новых технологий);
  • 38.03.05 – Бизнес-информатика;
  • 41.03.06 – Публичная политика и социальные науки;
  • 42.03.01 – Реклама и связи с общественностью.

Кстати, если ещё не определился, на кого и в какой вуз пойти учиться, то записывайся на бесплатную консультацию с экспертом. Быстрее определишься – быстрее начнёшь шаги на пути к своей цели!


Стать работником «Большой четверки» – настоящая мечта выпускника вуза и не только. Но мы расскажем, как воплотить эту мечту в жизнь.

Евангелизм для разработчиков

— Вот вы оба были разработчиками…
Бакунов: Я даже до сих пор…
Черномордиков: А я уже, наверное, мало что смогу, но да, писал на C++, С#…
— Ну да, и вот для вас евангелизм — это хорошее развитие карьеры?
Черномордиков: Мне кажется, что карьера – это очень индивидуальная вещь, и она очень слабо зависит от профессии.
Бывает, что человек писал код, а потом понял, что он хочет не только его писать, но и другим про это рассказывать. А бывает, что любит только писать код и ненавидит всех людей, не хочет ни с кем общаться.

«Я пишу код и хочу сделать компанию, которая будет стоить миллиард долларов, хочу стать предпринимателем», — это тоже хороший вариант.
То есть у всех людей свои интересы, свои способности, и, мне кажется, профессия на это влияет очень слабо.
Бакунов: Знаете, у тех, кто действительно чего-то добиваются и чего-то хочет, всегда есть глобальные какие-то планы: изменить мир, сделать его лучше, добиться каких-то гениальных успехов, и все такое.
И дальше каждый просто выбирает тот способ, который кажется ему наиболее правильным. Это ведь история как раз про карьеры, на самом деле. Ну и у меня, и у Миши, насколько я знаю, это происходило примерно так.

image

Я знаю человека, который большую часть своей жизни – лет 20 – программировал. Потом в какой-то момент он понял: чтобы эффективнее развивать то, что он сделал, ему нужно пойти в народ и начать как можно шире про это рассказывать.
Потому что для него это был единственный способ заставить то, что он делал, двигаться дальше.

— А может, нужно что-то ещё: не быть интровертом, например?

Бакунов: Я могу сказать по опыту одной из своих компаний, которая у меня есть за пределами Яндекса, что никакие коммуникативные навыки, кроме умения донести свою мысль, не нужны.
В моей сайд-компании парень, который общается с разработчиками, продвигает SDK, вообще практически не выходит из дома — у него просто проблемы со зрением. Но это не мешает ему прекрасно коммуницировать с людьми. И у него нет большого навыка общения.
В целом, разработчики, которые общаются с другими разработчиками, это всегда такие же интроверты, как и любой среднестатистический разработчик. Миша не даст соврать.
Знаете, мой любимый анекдот — про то, чем разработчик-интероверт отличается от разработчика-экстраверта. Первый, когда вы общаетесь, смотрит на свои ботинки, а второй — на ботинки собеседника.
Черномордиков: Я твои кроссовки, Гриш, кстати, при встрече рассмотрел.
Бакунов: Спасибо, а я — твои кеды.

image

Я к тому, что главное — искренне любить тот продукт, платформу, которую вы собираетесь, извините, пропагандировать. Ведь слово «евангелист» довольно точное: главное, что от вас требуется, — это вера в то, что это действительно очень крутая вещь, которая изменит мир (потому что если это не изменяет мир, то зачем оно вообще нужно?) и знание, глубокое знание того, что эта штука делает, как же она работает — и почему она работает.
И да. Если евангелист будет рассказывать мне только хорошее, то это никуда не годный евангелист.

Чего мне ожидать, если я решил устроиться на такую должность — евангелист?

Бакунов: Дело в том, что евангелист – это не должность, это роль. Это такая роль в коллективе. Это группа людей или человек, который принял на себя часть ответственности за продукт, за технологию, за платформу.
Его задача – не только вынести веру и знания о технологиях наружу, но и принести нужды и потребности разработчиков или потребителей внутрь компании. Его задача – им всем помочь, понимаете?
И при этом он тот человек, которого ненавидят все: это очень неблагодарный труд, очень неблагодарный.
Он знает все недостатки того, что происходит внутри, и не может вынести их наружу, он знает все проблемы людей снаружи, и старается не нести их внутрь, потому что еще его задача – нести позитив в обе стороны.
Это адская работа, которая, наверное, никогда не будет оценена ни руководством, ни людьми снаружи. То есть вас могут прийти и похвалить, но никто никогда не оценит тот объем работы, который вы делаете. Я в этом смысле перед Мишей преклоняюсь, потому что мне сильно проще, правда.
Черномордиков: Тебя все боятся просто.
Бакунов: Ты знаешь, нет, у нас просто до сих пор компания семейного типа, в которой Аркадий Юрьевич может прийти и сказать: «Ну, что за фигня?» Я скажу: «Ну да, ну вот такая фигня», – и на этом весь разговор закончится.

image

Знаете, я в Яндексе работаю чуть больше 15 лет. И с периодичностью раз в три года я читаю статьи от крупных экспертов, аналитиков, журналистов, которые говорят, что компания теряет позиции.
И каждый раз мы все искренне переживаем, думаем: «Ну да, действительно». Проблема в том, что мы постоянно сами про себя думаем, что мы мало работаем, что мы недостаточно всего сделали, что надо быть больше, быстрее, двигаться лучше и придумывать какие-то новые штуки. Ну и евангелист — всегда тот, кто и так знает реальное положение вещей.
Я знаю много евангелистов, которые через год, через два после ухода из своих компаний начинали их супер-активно ненавидеть.
И это очень легко объяснить: помните про «от любви до ненависти один шаг»? Вот это оно, на самом деле. Когда ты страшно любишь ту компанию, страшно любишь тот продукт, которым занимаешься, знаешь все мельчайшие баги и дефекты, ты копишь недовольство всей этой замечательной субстанцией. Когда ты покидаешь компанию и перестаешь заставлять себя постоянно думать в позитивном ключе, конечно же, всплывают и негативные всякие штуки. И очевидно, что они копятся, копятся… И рано или поздно прорываются.
Поэтому довольно часто евангелист спустя пару лет после ухода из компании начинает быть таким генератором негатива, что ли. Но мне кажется, что люди уже давно привыкли к этому, и смотрят на это, ну, как на то, что парень ругает свою бывшую, условно говоря.
Меня спасает, что работа чрезвычайно разнообразна. Если я сегодня чувствую, что пришел с утра в каком-то депресняке, не выспался, что-то еще, – у меня всегда есть чем заняться.
Вот, например, внутри компании есть интересный мне продукт, которым я много сейчас занимаюсь — это технологии, связанные с голосом. Это невероятно интересно и невероятно круто, я могу об этом разговаривать часами, поэтому вы не хотите об этом слышать, — часть людей внутри компании уже старается обходить меня стороной, потому что я безостановочно про это говорю…
Черномордиков: Мне кажется, что ты верно сказал, что евангелист — это человек, который очень хорошо знает все проблемы внутри, но при этом верит в свою компанию.
И, кстати, если человек все же решил уйти в другую компанию, лучше переходить на какое-то другое место, не на евангелиста, и тогда это может быть очень даже хорошо. Это очень легко: из евангелиста быть разработчиком, из евангелиста быть маркетологом, таких примеров много.
Хотя, отмечу, что в последние годы все стало еще интереснее. Если еще 5 лет назад можно было сказать, что экосистемы полностью конкурируют друг с другом, то сейчас этого нет: например, Office есть на iOs и Android, а iTunes есть на Windows. Поменять «веру» (евангелист же про это) на противоположную, мне кажется, невозможно. Но мы пришли к том состоянию рынка, когда менять одну компанию на другую — не означает менять веру.
Конечно, бывают случаи, когда ты считаешь, что с твоей платформой не все идеально, и более того, как уже Гриша говорил, часть работы – это видеть и понимать. И бывает так, что ты не очень согласен с теми решениями, которые принимаются, так бывает у всех нас.
Здесь самое важное, как ты понимаешь общее направление и конечную цель: если ты с ней согласен, то ты можешь простить очень много мелочей, которые тебе кажутся неправильными.
Я вот про «Винде – капец» слышу уже очень давно, намного дольше, чем Гриша – про проблемы Яндекса. В тот месяц, когда я пришел в Microsoft, мы выпустили Windows Vista…

image

Ну и, мне кажется, прежде чем стать евангелистом, человеку нужно побыть на месте того, с кем он будет потом работать.
Я к тому, что евангелизм – не для каждого, это не только не у всех получится, но и не всем понравится.
Да, евангелист – это может быть просто должность, но это, наверное, не очень хорошо. Ну, как программист – это же тоже может быть просто должность, но это очень нехорошо. Здорово, когда евангелист – это призвание, которое человек чувствует и понимает, что это то, чем он хочет заниматься.
Скажу честно, если человек – евангелист, он об этом уже знает. Верит, что знает: что он может помогать другим делать совместные проекты. И ему от этого хорошо. Потому что не всем людям хорошо именно от этого: таких много, и они очень успешны в других направлениях.
Бакунов: Миш, и давай скажем честно, что если в Mircosoft сейчас грянет конкретный кризис, и нужно будет уволить половину компании, то евангелисты пойдут под нож.
Черномордиков: Ну не знаю…
Бакунов: Ок. Я просто пронаблюдал несколько кризисов в разных других компаниях, как это выглядело. Очень хорошо было видно, когда сдавала Apple, как оттуда ушли всех людей, которые пропагандировали это наружу. Как выглядел первых крах IBM, как выглядел второй крах IBM, когда у них уже были евангелисты.

— Раз уж мы заговорили про увольнения: какие у евангелистов KPI? То есть как результаты измеряются, другими словами?
Черномордиков: Если мы говорим про рынок мобильных приложений вокруг Windows, то это может измеряться количеством людей, которые в этом участвуют, ростом доходов с нашей платформы, ростом удовлетворенности пользователей этими продуктами и так далее.
Если мы говорим про коммерческие решения на базе Office, то мы говорим про business productivity решения…

— Михаил, простите, но вы как будто издеваетесь сейчас. Вы можете просто сказать, как определяют, платить вам премию или нет?
Черномордиков: Размер и качество экосистемы вокруг платформы. Мы на это влияем напрямую.
Бакунов: А я до сих пор считаю, что не всякая деятельность поддается измерению. Есть, например, компания Coca-Cola: она дает рекламу регулярно перед Новым годом по телевизору, потому что знает, что так надо. Но не потому, что это можно измерить.
Я вас уверяю, если вдруг отключат эту рекламу, то они и не заметят на фоне того, насколько их бренд узнаваем вообще. Но померить это невозможно. Тем не менее они интуитивно чувствуют, что так надо.
Вот такая же история происходит в большинстве компаний, которые я знаю, где есть любое движение, связанное с продвижением продукта, технологии, платформы. Довольно часто померить что-то не представляется возможным ну просто в силу устройства мира. Но мы же взрослые ребята, понимаем, что иногда еще и качество важно.

image

Черномордиков: На самом деле, измерить можно многое. Да, ты не всегда знаешь, почему это происходит. Но если идет позитивная динамика, ты делаешь некие умозаключения, что то, что ты делаешь, – это хорошо.
Бакунов: Давай я тебе приведу простой пример, простую аналогию. Вот есть ребенок, ты его кормишь одновременно горохом и мясом. Ты понимаешь, что ты не можешь определить, от чего он растет?
Черномордиков: Он растет от белков, жиров и углеводов, которые содержатся в разных вещах, которыми ты кормишь ребенка…
— Только вот кто из них горох?
Бакунов: Ты, конечно, прав. Многие вещи на Земле можно измерить. Но, к сожалению, реальность жизни такова, что особенно небольшие компании далеко не все могут померить.
Просто потому что для них перспектива мерить что-то на протяжении двух лет кажется довольно загадочной, особенно когда ты только закончил 10-й класс, и у тебя всего 3 месяца на создание компании…

Источники

  • https://nlo-mir.ru/religia/43282-evangelisty-kto-jeto.html
  • https://azbyka.ru/kak-evangelist-stal-pravoslavnym
  • https://propostuplenie.ru/article/it-evangelist-kak-professiya-budushchego/
  • https://fulledu.ru/articles/1227_it-evangelist-it-propovednik.html
  • https://habr.com/ru/company/tceh/blog/291572/
[свернуть]
Оцените статью
Понравилась статья?
Комментарии (0)
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Комментарии закрыты.